Інтерв'ю гравців, тренерів - 28/07/2017, 17:07 - Націоналіст 4569

Красноперов: "Красивый зеленый город, о котором осталось много хороших воспоминаний"

Евгений Гресь продолжает активно публиковать свои интервью с известными спортсменами
Футболистов, которые провели в украинском чемпионате свыше трех сотен матчей, у нас немного — пара десятков. Каждый из них уже только благодаря этому является своего рода уникальным исполнителем, и Олег КРАСНОПЕРОВ входит в их число. Для полтавского футбола он точно легенда, а в масштабах страны — один из самых скромных и трудолюбивых игроков. Профи до мозга костей. Сейчас он выступает на первенство области. Да так, что очевидцы утверждают — мог бы спокойно еще попылить на высоком уровне. Несмотря на свои 37 лет…

— Олег, решение закончить игровую карьеру ты принял в день своего 35-летия. Спустя два года не жалеешь об этом?

— Нет. Думаю, ушел из большого футбола как раз вовремя. Пускай молодые играют.

— Неужели ты тогда подумал, что исчерпал свой ресурс?

— Да нет, сил у меня до сих пор хватает. Просто на спущенных колесах двигается весь наш футбол.

— Ситуация с распадом Металлиста тебя тогда сильно подкосила?

— Не без этого, но я ведь не единственный, кто из-за этой забастовки потерял время. Понятно, что в моем возрасте нужно было много времени, чтобы восстановить кондиции. В общем, неохота была быть плохим футболистом, лучше остаться таким, каким меня запомнили болельщики.

— Не поверю, если скажешь, что у тебя вообще не было вариантов?

— Шли разговоры по поводу контрактов в Китае и Индии, было конкретное предложение из Казахстана, но все это я не рассматривал. Без семьи я далеко не еду. Мы всегда были вместе с моей супругой Инной — где бы ни доводилось выступать.

— С Металлистом долго судился?

— Я ни с кем не судился — просто хотел забрать то, что заработал. Этим вопросом до сих пор занимаются юристы.

— Как ты относился к репликам, дескать, могли бы поиграть и из любви к футболу?

— Так мы ведь так и делали, но наступил момент, когда нас хотели конкретно пробросить! Команда готова была простить половину заработной платы, получить деньги, а потом подписать новые контракты на тех условиях, которые предлагал клуб, однако нас вынуждали вообще забыть о выплатах за пять месяцев.

— Сейчас ты из любви к футболу как раз и играешь. Правильно?

— Да, выступаю на первенство области за Динамо из Решетиловки. У нас там неплохая компания подобралась — Саня Мелащенко, братья Алексей и Петр Ротани. Повезло с президентом — Сергеем Ягодовским. Он и сам на поле выходит.


— Ты сейчас живешь в Полтаве. Почему решил бросить якорь именно здесь?

— Красивый зеленый город, о котором осталось много хороших воспоминаний. Хотел бы, конечно, вернуться в родной Мариуполь, но не имею права подвергать риску свою семью.

— А как же Киев или Харьков?

— Я люблю там бывать, но Полтава спокойнее. Да и знакомых здесь за годы карьеры появилось много.

— Ты остался доволен своими выступлениями?

— Конечно. Я и не думал, что доиграю до 34-х лет, при этом самыми сказочными получились последние годы, когда удалось выиграть Кубок Украины, серебряные и бронзовые медали чемпионата, дебютировать в сборной, поучаствовать в Лиге Европы, в квалификации Лиги чемпионов. Жаль, правда, что не удалось выиграть Суперкубок страны, но тогда на пути Ворсклы оказался легендарный Александр Шовковский, который стал героем серии послематчевых пенальти.

— Неужели в твоей карьере не было ничего такого, о чем ты жалеешь?

— Кое-какой осадок остался.

— Скажешь какой?

— Я до сих пор немного обижен на Рому Безуса за то, что он не дал мне стать в ворота, когда в матче с Кривбассом удалили Сергея Долганского, а замен у нас не осталось.

— Неужели ты в детстве мечтал стать голкипером?

— Нет, просто за годы в футболе мне приходилось действовать на всех без исключения позициях, кроме места в воротах. Был бы полный комплект (улыбается).

— На правах ветерана команды мог бы и забрать у молодого парня перчатки!

— Мог, но я посмотрел, как он дерется за них с Армендом Даллку, и понял — третий лишний (улыбается).


— Можешь назвать три самых памятных поединка в карьере?

— Первый из них, сам понимаешь, не обсуждается — это победный финал Кубка Украины. А вот дальше могут возникнуть проблемы…

Запомнился дебют в высшей лиге — игра за Закарпатье. Тоже, кстати, против Шахтера. Не забуду и первый матч за сборную Украины, и квалификацию в Лиге чемпионов с Металлистом. Приятно было выходить на поле в дни рождения своих детей.

— Что это были за поединки?

— Когда родился Максим, мы с Ильичевцем выступали в Одессе. Пожалуй, это был единственный матч в моей карьере, когда я проиграл, но был счастлив! Зато день рождения Маринки вышел на славу. Мы с Ворсклой победили в гостях Волынь — 4:0. Вася Сачко забил тогда два гола, и ему подарили большой телевизор. Говорят, его до сих пор смотрят в столовой на базе. Когда Миша родился, тоже выиграли. Я уже на область играл.

А вообще самыми приятными были те матчи, в которых я участвовал с первых минут. Горжусь тем, что на скамейке запасных я начинал нечасто. Почти все время был в основе.

— Лучшие поединки определили с трудом. С лучшим тренером будет проще?

— Конечно. Тут на первом месте Николай Павлов, который поверил в меня еще в молодости, а потом сыграл большую роль в моей карьере, забрав меня из Динамо. Благодаря ему я, в общем-то, и попал в такой клуб, как Металлист. Также отмечу и его помощника — Ивана Балана. Порой кажется, что таких людей вообще не бывает, а он есть.

— Какие уроки Павлова ты усвоил лучше всего?

— Так у него после каждого собрания можно было книгу писать! Главное — это дисциплина и порядок. Петрович учил футболистов первым делом быть людьми, а уже потом — спортсменами.

— Говорят, что после нагрузок Николая Павлова игроки рано заканчивают карьеру, но ты продержался до 34-х лет. Парадокс?

— Нужно правильно бегать тесты (улыбается).

— Это как?

— Держать один результат, показывать стабильность. Я никогда не был ни первым, ни последним – всегда в серединке. Другое дело — футбольное поле. Вот там необходимо быть лидером.

— В тестировании, в общем, надо включать не только ноги, но и мозги?

— Конечно. Иначе сразу вспомнишь все, что ел во время завтрака (улыбается).

— Ты запомнил свой первый тест, первую Царскую тропу?

— Я помню все тесты! Перед каждым из них вся команда плохо спала несколько суток.

— Так сильно боялись заплатить штраф?

— Знаю немало футболистов, которые готовы были заплатить взыскание в 10-кратном размере, лишь бы только не бегать, но дело не в этом. Хуже всего было услышать свою фамилию в отрицательном смысле на собрании. Петрович умеет так наказать словом, что все деньги отходят на второй план…

— Олег, в Мариуполе твой родной дом. А клуб?

— Тоже, наверное, там. Скажу так, чтобы не обижать Ворсклу и Металлист (улыбается).

— В Ильичевце, впрочем, ты так ничего и не выиграл…

— Да, но мы запомнились своими выступлениями в Кубке УЕФА и стабильными результатами в чемпионате. Одно время у нас там была такая команда, что из Мариуполя мало кто уезжал с очками.

Помню, после матча с Днепром один футболист позвонил Сане Мелащенко, спросил, как сыграли. Он отвечает: «3:0». Тот спрашивает: «Победили?» — а Мелаха в ответ: «Как там можно победить? Хорошо, что 6:0 не попали…»

— Ваш Ильичевец как-то назвали «Кабачок «Не пролей капельку». По делу?

— Тогда была такая плеяда, что и играть умели, и погулять могли. Какие люди! Что ни фамилия, то личность — Рыкун, Закарлюка, Шуховцев, Яксманицкий, Цихмейструк, Шищенко, Зубов, Платонов и другие. В этой команде я открыл для себя настоящего друга — Диму Есина. Не только в футболе, но и по жизни. Мы кумовья. Понимали и понимаем друг друга с полуслова во всех отношениях.

В том коллективе приятно было выступать, на стадионе всегда было много болельщиков, а нашу игру называли азовскими кружевами. Город жил футболом во многом благодаря Владимиру Бойко. Жаль, что его уже нет с нами.

— Несколько лет назад не стало еще одного президента, который тоже многое сделал для украинского футбола…

— Да уж, Олег Бабаев поднял Ворсклу на такую высоту, о которой раньше можно было только мечтать. Человек он был с большой буквы, но вел себя так, будто играл с нами в одной команде. Все понимал! После матчей часто звонил, я однажды не узнал его голос по телефону и даже пошутил: «Богатым будете».

— Правда, что он не хотел отпускать тебя в Металлист?

— Не хотел бы — не отпустил! Труд футболиста Олег Мейданович всегда уважал, и когда мне поступило предложение из Харькова, он не стал препятствовать переходу. За это я ему тоже благодарен.

— В Харькове ты как будто попал в европейский клуб, не так ли?

— Так оно и было. Считаю, что тот Металлист долго создавали три человека — Александр Ярославский, Мирон Маркевич и Евгений Красников. Совершенно другой подход, все было на высочайшем уровне!

— Залогом успеха той команды называют точечную селекцию, которую вел Красников. Неужели он действительно все ночи напролет смотрел чемпионаты Бразилии и Аргентины?

— Считаю, что так, как он, латиноамериканский футбол в нашей стране точно не знает никто. Настоящий профи — что тут еще скажешь? Глаз у него — как алмаз. Ошибался Алексеевич редко… Я бы его сравнил с Жозе Моуриньо. Португалец не стал футболистом, но сделал большую тренерскую карьеру. Так и в ситуации с Красниковым, которого смело можно считать лучшим менеджером в Украине.

— В южноамериканскую компанию ты влился как-то слишком уж быстро. Помогли азовский загар и татуировки?

— Наверное (улыбается). На самом деле с такими партнерами было легко играть — Эдмар, Клейтон Шавьер, Соса порой демонстрировали космический футбол. Важно, что из прекрасного полтавского коллектива я попал в такую же сплоченную команду.

— Правда, что в Харькове у тебя была очень простая задача — отобрать мяч, отдать его ближнему партнеру, а вперед бежать только радоваться забитому голу?

— Не совсем (улыбается). Хотя раньше там, конечно, шутили: «Не знаешь, что делать с мячом, — отдай его Жаже и беги радуйся».

— Бразильцы и аргентинцы — из другого футбольного теста?

— Да они такие же простые ребята, как и мы. Просто все время на позитиве, без комплексов. У нас на базе кухня работала круглые сутки. Легионеры спокойно могли прийти туда ночью и заказать себе стейк, а потом закусить его пирожными. Важно, как они потом играли. А они ведь играли!

— Обидно, что Металлист так и не попал в Лигу чемпионов?

— Не то слово! Как-то несправедливо получилось, что нам пришлось расплачиваться за старые долги. Уверен, что второе место не было потолком этой команды.

— Завоевание серебряных медалей вы отпраздновали с размахом…

— Да, погуляли неплохо, но больше всего это чествование, пожалуй, запомнилось Игорю Шуховцеву (улыбается).

— Чего вдруг?

— Когда мы только подъехали к ресторану и увидели новенький автомобиль Porsche Panamera с бантиком, сразу поняли — будет сюрприз…

Ведущая вечера, Лера Кудрявцева, проводила лотерею. Сначала она вытащила пять бочонков — в финал попали Пшеничных, Шелаев, Моледо, Шуховцев и я. В итоге больше всех повезло нашему опытному голкиперу.

— Прокатил с ветерком всех по очереди?

— Нет, Игорь машину продал буквально через три дня. Говорит, даже бантик не снял — страшно было притрагиваться (улыбается).


— Ты уже вспомнил о том, что в высшей лиге дебютировал за Закарпатье. Веселая там была команда?


— Да уж, в Ужгороде тоже были такие глыбы, что просто так не подъедешь (улыбается). Чего только Виктор Леоненко и братья Маковские стоили! Для меня, в то время молодого парня, это была отличная школа, и я очень благодарен Юрию Калитвинцеву за то, что ее прошел.

По отношению ко мне этот наставник тоже во многом знаковый, ведь в сборной я сыграл несколько матчей как раз под его руководством. В Ужгороде тогда команда благодаря ему и держалась.

— Леоненко уже тогда много рассказывал?

— Да уж (улыбается). У него почему-то все хоккеистами были, но особенно доставалось вратарям. Когда он им на тренировках забивал, всегда говорил: «У вас вместо рук веники…»

— На партнеров тебе, в общем, грех было жаловаться?

— Конечно. Горжусь, что я играл с такими футболистами. Даже вместе с Андреем Шевченко повезло за сборную выходить.

— Он уже тренер. Тебя не тянет?

— Без футбола мне тяжело представить свою дальнейшую жизнь. Я ведь таких наставников прошел — самых опытных в нашем чемпионате: Николая Павлова, Мирона Маркевича, Семена Альтмана! В общем, со временем пойду сдавать на лицензию, а там видно будет.

— Сыновей ты уже давно растишь. А как насчет дома и дерева?

— Как-то в харьковском парке Горького мы с ребятами посадили целую аллею Металлиста. Так что с деревом все в порядке. А дом для меня — больная тема. Я его долго строил, душу вложил, а он попал под обстрел недалеко от моего родного Мариуполя. Так что вдвойне мечтаю, чтобы в стране наступил мир, и все мы вернулись к себе домой…

Евгений ГРЕСЬ,
zbirna.com

Tags: