Інтерв'ю гравців, тренерів - 07-05-2015, 08:05 - sasa 18

Игорь Кислов: “А ну, пойдите, купите что-нибудь у “Динамо” Киев”

Інтерв'ю з капітаном "бронзового" складу ворсклян.
Игорь Кислов: “А ну, пойдите, купите что-нибудь у “Динамо” Киев”

Его по праву можно назвать легендой полтавского футбола. Он дважды приходил в “Ворсклу”, и оба раза его появление в Полтаве было успешным. Сначала команда Виктора Пожечевского завоевала серебряные медали второй лиги союзного чемпионата – 1988, а спустя девять лет ворскляне, где капитанил Игорь Кислов, завоевали бронзу чемпионата независимой Украины. Кроме того, наш герой поиграл в Болгарии, Тунисе и даже Туркменистане.

“Принес домой первую зарплату – отец подумал, что деньги я украл…”

– Игорь Николаевич, известно, что в детстве вы играли в хоккей за сборную Донецкой области. Когда в последний раз брали в руки клюшку? И почему все же футбол победил в вашей спортивной жизни хоккей?
– Я жил в Донецке, где активно развивался футбол и на аматорском уровне – хоккей. Я играл за хоккейный клуб “Уголек”. Из той команды выходили игроки очень высокого класса и в первенстве города среди районов мы обычно занимали первое место. Когда мне было 15-16 лет, настал момент выбора. Получалось, признаюсь, у меня и там, и там. Я занимался в ДЮСШ донецкого “Шахтера”. И когда я принес домой первую зарплату, мой отец, к сожалению, уже покойный, спросил: “Ты что, эти деньги украл?”. Тогда мы не знали, что за игру в футбол платятся хорошие деньги. У нас, пацанов, была любовь к футболу, была возможность развиваться, совершенствоваться. А тут еще и деньги платят! Тогда это был нонсенс. Мой отец, работая комбайнером в шахте, зарабатывал 650 рублей. Огромные, казалось бы, деньги. А тут я принес домой эти же деньги – для семнадцатилетнего парня – большие деньжищи.

Потом меня заметили, и я не жалею, что в итоге выбрал футбол, стал развиваться как игрок…

А хоккей… Когда я работал на посту начальника городского управления по делам семьи, молодежи и спорта, у нас по субботам было выделено время на льду в парке “Победа”, где любой работник мог прийти и покататься на льду. К нам даже из обладминистрации приходили – Удовиченко, Пожечевский и другие уважаемые люди. Кроме того, собирались любители, и мы для себя просто играли в хоккей. Часто это время использовали для решения каких-то вопросов в неформальной обстановке. Честно, сам несколько раз этим пользовался. Ведь к мэру в рабочее время было достучаться тяжело, а тут – есть возможность. Я даже себе хоккейную экипировку купил – краги, щитки. Сейчас, после того, как мне сделали операцию на колене, я уже не играю, хотя ребята продолжают. Но не исключаю, что вернусь на лед. Тянет…

– Помните, на что потратили первую футбольную зарплату?
– Я отдал ее маме и, честно говоря, не знаю, на что она потратила. Мне ведь на то время нужно было совсем немного – мяч да бутсы. Тогда двадцать рублей было – целое состояние. С рублем ходили – и хватало и мороженое покушать, и в кино сходить. А на первенство области нам платили талонами – по 2,50. Это была роскошь!

– Вы затронули больную тему – тему катка в полтавском парке “Победа”. Сейчас она очень актуальна. Рядом с катком идет строительство жилого дома и, насколько нам известно, в скором будущем, этот каток просто могут снести. Полтавским хоккейным командам, стало быть, попросту негде будет тренироваться. Как быть в данной ситуации?
– В свое время я принимал участие в открытии катков, в том числе и в парке “Победа”. Тогда неплохо развивался бизнес, и были желающие строить такие площадки с искусственным льдом. Тогда многие задавали вопросы: “Кто, мол, будет ходить на эти катки?”. Но у нас была разработана программа для детей-школьников, было для них бесплатное время. Был построен каток коммунальный на Леваде, потом он куда-то исчез. Куда? Не знаю. Пускай отвечают те, кто должен за это отвечать.

Месяца полтора назад мне уже задавали вопрос насчет хоккея. Я предложил такую альтернативу – сейчас областную федерацию возглавляет глава областной госадминистрации Валерий Головко. Так почему бы ему не построить хоккейную площадку по примеру Харькова или Кременчуга. И место предлагаю прекрасное – Павленковский парк. Привлечь бы туда инвесторов, площадей там достаточно, тем более – центр города. Люди будут ходить!

Сегодня хоккей популярен среди жителей области. В свое время я начинал проводить чемпионат города. На то время в Полтаве было порядка восьми команд, которые играли здесь, ездили играть в другие города. Есть энтузиасты, которые построили площадку на Вакуленцах. Так почему бы им не подставить плечо?

– Какую оценку – по десятибалльной шкале – вы бы поставили сегодня развитию спорта на Полтавщине?
– Я думаю, что четыре балла. Не больше.

– Кем вы видели себя в юности?
– Я жил в Донецке, где был в почете шахтерский труд. Отец мне все время говорил, мол, должна быть шахтерская династия. Там все семьи зациклены на работе в шахте. Я же занимался футболом.

Расскажу вам такой случай. Играли мы с дублем “Динамо” (Тбилиси), проиграли 0:1. Тогда я выступал под чужой фамилией – так вышло. Сам я белобрысый. А выступал под фамилией Черный. То ли Александр, то ли Владимир – уже и не помню. И вот после игры нас опускают в шахту. И вот когда я все это своими глазами увидел, сказал папе, что даже если судом присудят, я туда больше не пойду. Мне отец потом рассказывал, как его трижды засыпало… Поверьте, это адский труд. Честь и хвала тем людям, которые этим делом занимаются.

– Правда, что после восьмого класса вы поступили учиться на автослесаря?
– Да. Это был спортивный класс, и на занятиях там появлялись редко, в основном ездили на соревнования.

– Как думаете, футболист должен читать книги?
– Я жил в то время, когда хорошие книги было достать проблематично. Нужно было сдать макулатуру, отстоять в очереди. Как-то мне папа Дюма принес, мне было лет 14-15. Читать, честно говоря, поначалу, может и хотелось, но не всегда было время. Потому что была улица. Рядом с домом было поле, дальше посадка. Каждый день мы во что-то играли, постоянно были, что называется, в движении. Позже, получив доступ к литературе, начал читать книги. Затронул такую сферу, как психология, изучал физиогномику. Сейчас, в основном, читаю зарубежные детективы, благо есть электронные библиотеки.

Весна 1997 года. Игорь Кислов атакует ворота питерского “Зенита” в товарищеском матче

“Звали в московское “Торпедо”, донецкий “Шахтер” не раз приглашал…”

– Как Вы оказались в “Ворскле”, и каковы были ваши первые впечатления от Полтавы?
– Я на тот момент уже поиграл в Купянске, а потом – в дубле харьковского “Металлиста”. Как раз только я ушел – и они на следующий год стали обладателями Кубка СССР. Я был тогда где-то между основой и дублем. Тренером в Харькове был легендарный Евгений Филиппович Лемешко. Это был человек-шедевр. Любого нового игрока ставил в ворота и так дубасил по мячу! Сначала не придавал этому значения, а потом понял – он так проверял, человек смелый или нет, увернется – не увернется.

Приезжаем как-то на выезд в Москву играть против “Спартака”. Сели в автобус. Он говорит, как там, мол, ваш Федя Черенков? А они: “Да, заболел он”. А Филиппыч в своем репертуаре: “Был футболист, посмотрел на вас дураков, как вы в футбол играете – и сам дураком стал”. Были у него такие высказывания. Или вот еще: “Баранов, ты в футбол играл? Да тебе голову собаки пришить – она взбеситься! Тебе в голову бьют, а ты голы забиваешь”. Одним словом, человек-легенда, балагур. Дай Бог ему здоровья!

После Харькова меня в Полтаву пригласил Виктор Александрович Пожечевский. Полтава – маленький, уютный город, плюс здесь создавалась амбициозная команда. Не секрет – мне была обещана квартира, которую я потом получил на Леваде. Играй и совершенствуйся!

После того, как я попал в “Ворсклу” у меня был ряд приглашений – из московского “Торпедо” звали, из Ростова и донецкий “Шахтер” приглашал не один раз. Но сложилось так, как сложилось. Впечатления у меня остались очень хорошие. На вторую лигу тогда у нас собирался полный стадион. Помню кубковую игру с “Жальгирисом”. Тогда на трибунах был аншлаг! И тогда не работал менеджмент, как сейчас модно говорить (улыбается). Вот я говорю, что не может сегодня клуб жить вне жизни города. Не должен. Должны проводиться разного рода акции для болельщиков. Что и говорить, если сам генеральный директор клуба заявляет, мол, они могут играть вообще без зрителей. Теоретически – да, могут. Но почему, например, в Англии, Испании, Германии главный на стадионе – болельщик, он может убрать тренера и даже президента.

– Вы когда приехали в 1988-м году в Полтаву, могли представить, что этот город станет для вас родным на всю жизнь?
– Честно говоря, рассматривал Полтаву, как один из этапов в карьере. Но очень рад, что удалось здесь задержаться (смеется). Ни о чем не жалею. Город прекрасный, после карьеры футболиста остался здесь работать и если еще получится что-то сделать, чтобы оставить после себя, то был бы счастлив.

– Какая, на ваш взгляд, главная причина катастрофической посещаемости домашних матчей “Ворсклы”?
– Нужно работать с болельщиками! В сезоне 1996/1997 мы стали бронзовым призерами, как сейчас помню, приходил на стадион духовой оркестр, развлекал народ. В перерыве между таймами открывали ворота и люди, которые не могли себе позволить купить билет, заходили и с удовольствием занимали свободные места. Почему сегодня этого не делают? Запустили раз, два, три. Глядишь, на четвертый уже кто-то купит билет. При полных трибунах лучше, приятнее играть. Но клуб считает, что ему это не нужно.

Мы недавно с приятелями – ветеранами футбола были на матче дублирующих составов “Динамо” и “Шахтера” в Копылах. Приятно было видеть людей, которые когда-то играли в составе донецкого клуба, а теперь работают в структуре клуба. Раньше они приносили славу “Шахтеру” на поле, а после окончания карьеры оказались востребованы. Они рассказали, что в лучшие времена им родной клуб выплачивал по 200 долларов помощи. Хочешь работать? Иди работай! Выдавали экипировку, на стадионе было кафе, где всегда можно было пообщаться с друзьями. На все праздники приглашали всех ветеранов. Вот это отношение! А сколько полтавских ветеранов работает в клубе “Ворскла”? А чем те, кто нынче работает в клубе, лучше? Даже в Кременчуге все иначе – многие ребята, игравшие за “Кремень”, работают в структуре клуба. Разве это плохо?

– После окончания карьеры вам не поступало предложений от “Ворсклы”?
– Я вам больше скажу, в 2003-м году я был назначен главным тренером! Но пока я доехал из Киева до Полтавы – буквально за несколько часов – меня Анатолий Кукоба и экс-президент областной федерации Анатолий Дяченко с должности фактически сняли. Помню, когда встречался с Бойко, тогдашним руководителем “Нефтегаза”, спонсировавшему клуб, и он у меня спросил, какую, мол, хочешь зарплату – даже и не знал сразу, что ответить. Он кому-то перезвонил и говорит: “10 тысяч евро в месяц нормально?”. “Для меня главное – работать”, – отвечаю.

После этого тогдашний гендиректор Иван Шепеленко спросил: “Ты считаешь нормальным, что тебя так назначили тренером?”. “Конечно, а почему нет?” – ответил ему. Потом на мое место пришел Лозинский, привел своих людей. А у меня в планах было подтянуть в структуру клуба полтавских ребят – Шария, Моргуна, Ходырева, Мармача и других, но, увы, не сложилось.

– Почему до сих пор в “Ворскле” так мало коренных полтавчан?
– У “Ворсклы” есть своя футбольная школа, и есть, например, футбольная школа “Молодь”. “Молодь” на сегодня выпускает футболистов по уровню – выше среднего. Но футбол имеет регламентные документы, согласно которым воспитавшая игрока школа должна получить компенсацию. И вот когда приходят в “Ворсклу” дети, а им говорят – мы игроков не покупаем. Я, как руководитель, тренер, вложивший средства в воспитание юного таланта, как могу даром передать футболиста? А сейчас вообще происходят странные вещи. Я не говорю именно о “Ворскле”, но, чтобы попасть в команду, твои родители должны заплатить деньги. Это парадокс!

17 апреля 1990 года. Перед началом домашнего матча с  Галичиной (Дрогобич). На фото: Олег Моргун, Виктор Камарзаев, Олег Кривенко, Сергей Ходырев, Андрей Матюха, Игорь Китайко, Виктор Прокопиненко, Александр Довгалец, Владислав Немешкало, Игорь Кислов. І где-то впереди (не видно на фото) – Сергей Лукаш – капитан команды

Нужно работать и доверять своим. И тут уже вопрос к городским властям и к клубу премьер-лиги. Готовить детей нужно на качественных полях, а не на запасном поле стадиона “Ворскла”. Не верю, что наши ребята хуже, чем, например, из Кривого Рога или Белой Церкви.

– Если бы вам завтра поступило предложение занять какую-то должность в системе футбольного клуба “Ворскла”, каким был бы ваш ответ?
– Смотря, на каких условиях работать. Если нужно подчиняться приказам, которые идут вразрез с моими убеждениями, то, скорее, нет.

“В Тунисе меня встречали, как Марадону!”

– Как возникла идея о переезде в Болгарию? Расскажите о болгарском этапе своей карьеры.
– Я отдал шесть лет жизни болгарскому футболу. Есть и прекрасные моменты – я становился чемпионом страны, обладателем Кубка Болгарии, поиграли в еврокубках. Как возник вариант с переходом? В 1989-м году, в конце сезона, мы поехали с “Ворсклой” в Болгарию. Там у нас состоялся матч с “Этыром” из Велико-Тырново. Они с Полтавой – города-побратимы. У них в центре города до сих пор есть даже кинотеатр “Полтава”. Матч мы проиграли – 0:1, но после игры тренер болгар Георги Васильев спросил, нет ли желания попробовать свои силы в новом чемпионате. А так как в 1990-х годах мы стояли на пороге реорганизации в нашем футболе, я подумал, а почему бы и нет? Но сначала у меня не получилось. Первым уехал Иван Шарий, он протоптал, так сказать, дорожку всем остальным. И когда я приехал, то его друзья уже общались со мной, как с родным…

Этот этап я считаю одним из лучших в моей карьере. Мне удалось познакомиться с такими личностями, как Христо Стоичков, Красимир Балаков, Илиан Киряков, Трифон Иванов, Наско Сираков и другими звездами болгарского футбола. Эти ребята оставили заметный след в истории мирового футбола, достаточно вспомнить чемпионат мира 1994 года, где болгары ярко блеснули.

О легенде болгарского футбола Христо Стоичкове ходили разные легенды. Расскажу одну из историй, свидетелем которой были мои друзья. Идет как-то Стоичков по аэропорту. А за окном стоят самолеты и на них написано “Pan American”. А он такой удивленный: “Блин, какие самолеты эти панамцы делают?”. Приезжал как-то в бар, ему там одна девчонка нравилась. Он заходил в бар, закрывал входные двери, всех угощал виски. Танцы, сабли – гуляют все. Я пару раз попадал в такие ситуации – не по себе становится, думал: “Та, гори оно синим пламенем!”. Но он человек-душа. Никогда друзьям ни в чем не отказывал. У меня до сих пор хранится его футболка из “Барселоны”, подаренная Христо. Рассказывал, что когда он только попал в “Барсу”, пришел на тренировку весь такой живой, энергия бьет ключом. А тренер подходит и говорит: “Не надо бегать. Я бы вам посоветовал укрепить корпус”. Посоветовал! Право твое – хочешь, работаешь, хочешь – нет. Но потом раз – и ты не в составе, раз – бонус не получил. Там все добровольно.

Я когда-то записывал себе интересные тренировки в книгу. В то время “Этыр” возглавлял ведущий тренер Болгарии Георги Васильев, который как раз окончил знаменитую на весь мир Кельнскую школу тренеров. Я тогда совсем не понимал, зачем на тренировке мы по сорок минут тянемся, разминаемся. Лишь со временем я осознал, что на протяжении двух лет, когда мы были чемпионами и шли на ведущих ролях, у нас в команде не было ни одной серьезной травмы!

– Потом вы полгода играли в Тунисе. Как вас туда занесло?
– Через два года после переезда в Болгарию, в клубе пошли изменения. Многие футболисты стали уезжать и мне тоже поступило предложение поехать в Тунис. Хотя перед этим рассматривался клуб из Франции. Малоизвестный клуб, я, если честно, даже не помню его названия. Был тогда такой футбольный агент Рибейро – тот, который увез Балакова в лиссабонский “Спортинг”. Мы фактически должны были ехать вдвоем, но после шести месяцев в Тунисе я так сильно захотел домой, что даже не поехал на просмотр в Лиссабон.

До этого другой агент предложил мне вариант выбора между французским клубом и Тунисом. Я выбрал второй вариант. Там была неплохая зарплата, но, как всегда, обманули, ведь зарплату выдавали в местной валюте. Прилетаю в Тунис – смотрю, а меня тут встречают, как Марадону. Болельщики, пресса, представители клуба заносят в отель мешок денег, ставят его в углу. Гонорар!

Я был шокирован уже в первые дни пребывания в новой стране. Едем из столицы в город Сфакс, который находится в четырех часах езды от Туниса – столицы государства. Останавливаемся в кемпинге, захожу в туалет – а там ничего нет, ни бумаги, ничего! Стоит только бутылка маленькая и тряпочка, не знаю для чего. Выхожу – смотрю, фотоэлемент сработал. Получается, бумаги туалетной нет, а фотоэлемент есть! Чудеса! Я уже на вторую неделю пришел к президенту клуба, поставил его мешок с деньгами и сказал, что не хочу здесь оставаться. Сразу не отпустил…

Во-первых, футбол специфический. Играем пятнадцать минут, а они носятся. Думаю, куда я попал? А потом начинаются такие врезания, что кости трещали. Плюс жара, 35-36 градусов в тени – обычное дело. Тренер – тунисец. Я только по деревьям у него не лазил. Было у нас такое упражнение – канал, метров шестьдесят и сто “челноков” нужно сделать. Я смотрю на него: “Зачем они нужны?” Делаем упражнение: колени к груди, а он стоит и смотрит, когда я уже задохнусь…

Случай был еще со мной интересный. Иду по городу с дочкой на руках, а она у меня белокурая такая блондинка. А у них есть поверье – если поцелуешь белого ребенка, тебе будет счастье. И они руки свои все сунут. Толпа! Я не знаю, что делать, куда бежать. А они агрессивные такие, почему, мол, не даешь потрогать? Я же не знал о поверье! А вот о проказе, которая там ходила – знал…

Или другой случай: пришли как-то всей семьей на базар в Сфаксе – портовый город, на побережье Средиземного моря. Меряю я туфли. Пока отвлекся на минутку, оглянулся, а дочурки и след простыл – нет Илоны! Что делать – не знаем! Жена на меня глядит, я – на нее. Куда идти, где искать дочь – языка-то не знаем? Прошло, может, минут пять, но мне показалось, что прошла целая вечность. Потом слышим шум, гам. Мы туда – а там наша дочь – вся в шоколаде. Она же у нас беленькая, ее забрали и по всему рынку водили, подарков надарили… Уезжал я из Туниса, в общем, с большим удовольствием.

– И потом – снова Болгария, и снова “Ворскла”. Вы за границей следили за полтавской командой, ее выступлениями?
– Нет, я вообще не планировал возвращаться в Полтаву, у меня было интересное предложение от софийского ЦСКА. Но получилось так, что позвонил Виктор Пожечевский, и сказал, чтобы я подумал о возвращении в “Ворсклу”, которая только вышла в высшую лигу. И тут мы играем матч против ЦСКА – и Георги Васильев говорит, что мне предлагают перейти в армейский клуб, приблизительно на таких же условиях. Я поехал туда, пообщался со спортивным директором, который не смог меня убедить. Хотя потом мы созванивались с Васильевым, и Жора говорил, что зря я не перешел в ЦСКА. Ну, что ж теперь былое ворошить. Зато я вернулся домой!

– Как такой команде, как “Этыр”, из маленького провинциального городка удалось стать чемпионом страны в борьбе с такими грандами, как ЦСКА и “Левски”?
– Дело в том, что у нас подобралась хорошая команда из местных воспитанников, настоящая плеяда талантливых игроков – Илиан Киряков, Цанко Цветанов, Бончо Генчев, Красимир Балаков – это все игроки сборной Болгарии. Плюс главный тренер Георги Васильев – тогда еще молодой и перспективный тренер – сумел их объединить и поставить хорошую цель!

Сначала нас не воспринимали, как серьезную команду. “Левски” и ЦСКА, по традиции, “рубились” между собой, а мы тем временем ушли в отрыв. После двух удачных сезонов многих ребят сразу же раскупили, а “Этыр”, увы, со временем, распался…

“В Брюсселе ребята прошлись по “красным фонарям”

– Чем вам запомнился первый сезон после возвращения в Полтаву? Помните ваш гол в ворота “Шахтера” на “Локомотиве”?
– Конечно. Иван Григорьевич Шарий сбросил мяч головой, и я точно пробил. Вспоминаю тот матч – полный стадион, люди сидели на деревьях, на заборах. Мы тогда сыграли вничью, но та ничья для нас была сродни победе. Болельщики потом бегали, радовались, как дети….

Недавно “Ворскла” отпраздновала свое 60-летие и мне непонятно, неужели в Полтаве футбол начался только после того, как клуб возглавили Бабаев и Жеваго. А до этого, что, футбола не было? А люди старшего поколения? Об этом если и вспоминается, то как-то вскользь. Но не стоит забывать клубным боссам, что будущего без прошлого не бывает!

– Как вы относитесь к идее западную трибуну стадиона “Ворскла” назвать именем Владимира Артемова, который внес колоссальный вклад в развитие клуба, а восточную, под которой много лет работала детская школа, именем легендарного Ивана Горпынко?
– Это интересное предложение, я только за! Правда, я впервые только от вас об этой идее слышу. Но полностью ее поддерживаю!

1996 год. Перед началом матча с киевским “Динамо”

– Вернемся к “бронзовому” сезону 1996/97, в котором вам удалось забить не только в ворота “Шахтера”, но и в ворота киевского “Динамо”. Тот матч, по мнению многих полтавских журналистов, до сих пор остается одним из лучших в истории ворсклян. Как дебютанту элитного дивизиона удалось одолеть столичного гранда?
– Когда играешь, никогда не придаешь значения, кому забиваешь. Настрой на лидера – всегда запредельный. А вы вспомните, кто тогда играл за “Динамо” – Ребров, Лужный, Ващук, Максимов. Виктор Пожечевский когда-то рассказывал, что сидели они как-то с Валерием Лобановским и анализировали ту игру. Мэтр заинтересовался мной и готов был пригласить в столицу, но узнав, что мне уже за тридцать – отказался от этой затеи.

После матча злые языки распускали слухи – мол, мы купили игру. Слышать это было неприятно. А ну, пойдите, купите что-нибудь у “Динамо” Киев! Потом уже, спустя время, киевские ребята рассказывали, в перерыве встал вопрос о карьере Сабо. Он зашел в раздевалку и сказал: “Ребята, я знаю, что многие хотят, чтобы я ушел. Я вам обещаю, если вы спасете эту игру, я напишу заявление об уходе…”

– “Ворскла” в том сезоне финансово выглядела достойно на фоне других команд, уступая лишь грандам, не так ли?
– Общаясь с ребятами из других клубов, можно сказать, что были и другие команды не ниже нас по финансовым возможностям. У нас, считаю, финансирование было чуть выше среднего по лиге. Не было больших зарплат, а если и были, то у тех ребят, которые к нам из Киева приехали. Вообще, первые ребята, что пришли из столицы, лучше вписались в коллектив, нежели второй поток. Хотя Пожечевский как-то мне говорил, что некоторых из них и не хотел брать, что ему их навязали. У них даже с Кукобой по этому поводу был конфликт.

– После бронзовых наград “Ворскла” впервые играла в еврокубках, вершиной выступлений стали два матча с бельгийским “Андерлехтом”…
– Одно слово – Королевский клуб. Насколько же было приятно прилететь в Брюссель, где весь город живет футболом. Да, к сожалению, мы тогда проиграли, но болельщики нас поддерживали.

– А, правда, что некоторые футболисты в Брюсселе перед игрой в ванной “отмокали”?
– Не знаю, как насчет ванной, но по “красным фонарям” точно прошлись. Это я уже потом узнал. Прилетели мы за день до игры. Я никогда не забуду, как Чуя (Сергей Чуйченко – прим. “ПС”), чуть не собрался там машину покупать. И где он только взял там автокаталог – ума не приложу!

Еще один интересный момент был на следующий год, когда мы выступали в Кубке Интертото. Играли мы тогда с командой “Лейфтюр”. Прилетаем в Исландию, а там белые ночи. Вывели нас. Смотрим – где же стадион? А там с правой стороны гора – и поле футбольное. Мы сразу подумали, что это тренировочная поляна. А тогда очень строго все было – пять тысяч пластиковых сидений, или стадион не допускается. Еврокубки ведь! Но для исландцев сделали исключение. Условия были не очень – раздевалки такие, как у нас в пионерском лагере. Оказывается, у них в городке население было всего 7 тысяч – и каждый со своим пластиковым стульчиком приходит, садится, смотрит с горы футбол. Поди докажи, что этот стул не пластиковый – вот так их “арену” и допустили…

“О прощальном матче подумаем в следующем году”

– О каком из матчей у вас остались самые яркие воспоминания?
– Интересные матчи были с “Кайзерслаутерном” в Кубке чемпионов. Потом, если не ошибаюсь, играли мы в финале Кубка Балканских стран в Греции. Я забиваю один гол, они сравнивают. Потом забиваем второй, судья не засчитывает, а в конце ставит сомнительный пенальти в наши ворота. Так мы тот матч и проиграли. Хотя после игры футболисты греческого клуба зашли к нам в раздевалку и сказали, что выиграть на самом деле должны были мы.

Интересно было, когда я с Пожечевским попал на Азиатские игры в составе сборной Туркменистана. Отец потом шутил по этому поводу, говорил, что не знал, что я у него туркмен. Представляете картину – стоят все чернявые хлопцы, и рядом я стою – высокий блондин. Ну, туркмен стопроцентный!

– Почему после сезона 1997/98 вам пришлось покинуть “Ворсклу”?
– Тогда пришли в команду новые люди. Пошли разговоры, что мы, мол, на тебя не рассчитываем. А я, как раз тогда был только после аппендицита. Они предлагали остаться, но конкретики никакой не было.

Я благодарен судьбе, что мне посчастливилось познакомиться с Александром Алексеевичем Ищенко, который меня восстановил и дал возможность поиграть на высоком уровне. Я ведь даже еще забивал голы за “Звезду” из Кировограда. Мы, помню, даже “Шахтер” обыграли – 2:1. Потом была “Таврия”. Таким образом, продлил свою карьеру до 35 лет. Хотя, если бы остался в “Ворскле”, может быть, начал бы тренерскую карьеру. Но, ни о чем не жалею. Все что ни делается – к лучшему!

– Каково оно в футболке “Звезды” и “Таврии” выступать против “Ворсклы”?
– А это особые были для меня игры! Всегда против бывшей команды хочешь сыграть как можно лучше. Тем более, как я позже узнал, были задействованы люди, которые сделали все, чтобы я не остался в Полтаве. В первой очной встрече мы обыграли полтавчан в Кировограде – 1:0. Гол забил со штрафного Саня Белозерский. А в “Таврии” мы сыграли с “Ворсклой” Сергея Морозова – 1:1. Помню, Сергей Юрьевич тогда говорил: “Где ты взялся на мою голову?”. Они тогда выигрывали – 1:0, а я вышел на замену и отдал голевой пас на Гигиадзе.

– В Полтаве, в свое время, прошел прощальный матч Ивана Шария. Почему же не было прощального матча Игоря Кислова?
– У меня была идея провести такой матч, но потом я передумал. Были даже спонсоры – друзья-бизнесмены предлагали все организовать. Но понял, что проводить матч ради того, чтобы его проводить – не хочу. Хотелось бы пригласить Ищенко, Мартынова, Белошапку и других ребят. Один сможет, другой не сможет. Потом встал вопрос: “С кем играть?” Были варианты – “Динамо” (Киев), “Ворскла”. А потом этот вопрос отпал сам собой. Но теперь, полагаю, стоит над этим подумать. Мне в следующем году 50 лет исполняется, может быть, тогда и проведем!

1997 год. “Бронзовьій финиш”

– Вы любите ходить на матчи “Ворсклы”?
– Люблю, но на стадион не хожу принципиально! Потому что я выразил свое мнение – направленность, стратегия клуба противоречат моему видению того, как он должен развиваться. Еще одной из причин моего отсутствия на трибунах является то, что придя на стадион, понимаешь, что рядом всегда находятся люди, которые пришли просто покричать, а не посмотреть футбол, причем слова они подбирают далеко не самые литературные.

– Откуда у вас появилось прозвище – Киса?
– Наверное, от фамилии. Когда я играл за Купянск, приехал представитель “Металлиста” и сказал, что ты, мол, завтра будешь играть против олимпийской сборной СССР, мы на тебя посмотрим! Я приехал загодя на базу, а там были кошки. Много кошек! Я взял на руки одну – и пошло-поехало. По-моему, это Панчишин придумал – Киса!

– А как Пожечевский узнал о таком футболисте, как Кислов?
– Как мне говорил сам Виктор Александрович, был такой Петр Безносенко, который в федерации курировал Полтаву. Именно он и рассказал Пожечевскому, что есть в Купянске такой парень. Пока он думал, звать меня или нет – я уже был в “Металлисте”. Но в Харькове так сложилось, что я был вынужден уйти. Тогда я и подумал, а почему бы и не Полтава? Мне хотелось играть, а не ждать своего часа на скамейке запасных!

2007 год. 10 лет бронозовому успеху

– Помните свой гол “Жальгирису”?
– Помню. Прострел справа, я бью в одно касание в ближний угол. Помню еще, как играли с “Зенитом” кубковый матч в Ленинграде. Остается минут семь до конца матча – 0:0. Сбрасываю грудью мяч на ход Вове Прокопиненко. Он выходит один на один с Бирюковым и бьет прямо в него! Тут обратка, и нам забивает Дима Радченко, проигрываем – 0:1. А так, могли бы и сенсацию сотворить.

– Был курьезный случай в вашей карьере?
– Расскажу такую историю. Поменялся у нас в “Этыре” тренер. Стал работать господин Цынгов, а он в свое время играл в Греции, вместе с Блохиным. Сам по себе он был тренер-мандражист, вечно чего-то боялся. И один раз на тренировке он как-то бегает со свистком, всех заводит. Получаю я мяч на фланге и хочу сделать перевод на противоположный. Бью – и тут как раз он откуда ни возьмись – мимо пробегает. Я ему, чисто случайно, как дал мячом в ухо! Он упал, мы все остановились, подошли. А он, когда поднялся, и говорит: “До сих пор “занято”. Ничего не слышу”. Он потом долго еще как чумной ходил!

– Если бы вам предложили работать в любом клубе мира, какой бы вы выбрали?
– Почему-то с детских лет мне нравилась “Барселона”. Нравится их философия игры, стиль. Вот это клуб в полном смысле этого слова!

Владимир ХОМИЧ, Александр ТКАЧ, Константин ЛЫСЕНКО, Степан ШИФО, “Полтавщина Спорт”

Погода