Інтерв'ю гравців, тренерів - 07-01-2010, 10:01 - sasa 22

Юрий Москалец: “Мы играли не ради денег”

Интервью с одним из лучших футболистов в истории полтавского футбола.
Юрий Москалец: “Мы играли не ради денег”

Когда-то, еще в советское время существовал для футболистов такой приз – “Верность клубу”. Его вручали игрокам, которые на протяжении долгих лет оставались верны одной-единственной команде. Таких футболистов тогда, как и сейчас, было немного. И, если бы такой приз вручали для команд второй лиги, безусловно, одним из соискателей этой награды стал бы Юрий Москалец. 17 лет Юрий Иванович отдал полтавской команде. Пережил с ней и взлеты, и падения, радовался славным победам и переживал горечь поражений. И все эти годы он оставался верен Полтаве, так и не покинув ее, хотя заманчивых предложений было предостаточно. Будучи по своему амплуа полузащитником, Москалец забил 75 голов – второй, после Ивана Шария, показатель среди всех бомбардиров команды. В свои шестьдесят Юрий Иванович интересуется футбольными делами, регулярно посещает матчи “Ворсклы”.

Дебют отметил дублем

– Я – воспитанник “Локомотива”, – начинает свой рассказ Москалец. Пришел в команду, будучи совсем еще пацаном. После того, как мы успешно выступили в первенстве области по юношам, тренер Иван Иванович Горпынко пригласил меня в “Колос”. В 1962 году я попал в юношескую команду. Тогда в коллективе было много молодых игроков со всей области. В том сезоне мы удачно выступили в первенстве Украины, уступив в финале лишь победителю – донецкому “Шахтеру”, да и то – только по соотношению забитых и пропущенных мячей. После успешного выступления в юношеском первенстве, я начал тренироваться с основным составом.

– Помните свой дебют в главной команде?

– Да, конечно. Было это в 1964 году. В конце сезона, в котором полтавчане весьма удачно выступили в своей зоне, заняв четвертое место, по регламенту соревнований проводились “стыковые” матчи. Играли мы дома с ужгородской “Верховиной”. Я вышел на замену во второй половине матча и сумел забить два гола, хотя ворота ужгородцев защищал тогда очень известный голкипер Андрей Гаваши. Поэтому, запомнил тот матч на всю свою жизнь. Радовался первым голам, словно ребенок – еще бы, молодому парню доверили первый раз место в главной команде, и он забил сразу два мяча. Приятно было, нужно сказать. Команда сезон завершила на итоговом 7-м месте в Украине – это самый удачный результат наших выступлений в классе “Б”.

– После столь удачного дебюта тренеры уже все чаще доверяли вам место в “основе”, не так ли?

– Да, в следующем сезоне 1965 года, я уже провел больше половины матчей за “Колос”, и забил в них 7 голов, став одним из лучших бомбардиров команды (больше меня забил только Виталий Братусь, на счету которого было 10 голов). “Колос” снова удачно выступил, заняв в итоге третье место в своей зоне. А вот в стыковых матчах за 7-12 место, сыграли хуже, чем могли. У нас была в те годы замечательная команда, составленная, в основном, из полтавских футболистов: Басюк, Борисов, Витков, Максименко, Ячнев, Качуев, Попиневский (которого, к слову, за его отменные скоростные качества, прозвали “электричка”), Братусь, Штрыголь, братья Борис и Виктор Масловы, Петрук и другие. С этими игроками было просто и интересно играть. Выходишь на поле, и чувствуешь поддержку, тебя могли и похвалить за удачную игру и отругать, если ты что-то не так сделал.

– После двух успешных сезонов, “Колос” в 1966 и 1967 годах немного сбавил обороты, и выступил не очень удачно. Вы тогда практически не забивали. Что случилось, тренеры перестали доверять вам место в “основе”?

1974 год. Юрий Москалец (крайний справа) выводит на поле полтавский “Колос” в качестве капитана

– Тогда мне было уже почти двадцать, давно пришло время служить в армии. Меня настойчиво хотели забрать в киевский СКА. Но я подумал, посоветовался с людьми, и решил остаться в Полтаве, отслужив в местном артиллерийском училище. Там, помимо воинской службы, я выступал за команду “Звезда”. Тогда это была очень сильная команда. Мы выигрывали и первенство, и Кубок области, и все городские соревнования. На некоторые игры меня отпускали выступать и за “Колос”, но, увы, не так часто, как того бы мне хотелось. Поэтому, полтора года мне приходилось постоянно менять обувь – то на сапоги, то на бутсы. В результате, больше половины матчей сезонов 1966 и 1967 годов я пропустил – но по уважительной причине.

– В 1968 году полтавская команда неожиданно для всех, была включена в число участников первенства Союза среди команд второй группы класса “А” (аналог союзной первой лиги). Если, например, кременчугский “Днепр” по итогам сезона 1967 года завоевал свое право там играть в спортивной борьбе, то полтавчане смогли добиться того же, благодаря “закулисным играм”. Как это произошло?

– Не знаю, наверное, областное партийное руководство посодействовало этому. Ведь тогда команду постоянно кто-то из обкома “опекал” и ей помогал. И еще, наверное, тогда нашу команду любили не только в Полтаве, но и в Москве. В одном из номеров популярного в те годы издания “Футбол-Хоккей”, полтавскую команду назвали “седьмой сборной СССР”. Может быть потому, что в 1968 году команда была укомплектована хорошо известными футболистами со всего Союза. Играли тогда Владимир Козлов, Борис Шишков, Вячеслав Першин, Виктор Носов, Николай Котов, Юрий Варламов, Сергей Гусев – это все люди, прошедшие школу высшей лиги. Из полтавских было только пять человек: Виталий Бардешин, Виктор Маслов, Анатолий Витков, я и Анатолий Цыганник, с которым мы играли вместе за “Звезду”. А вот дубль, который параллельно играл в своем турнире (по тому же принципу играют сейчас дублирующие составы высшей лиги), был полностью собран из местных ребят. За него я, в основном, и выступал в том сезоне. Именно на основе этого дубля в дальнейшем формировалось будущее полтавской команды. С таким коллективом, где был сплав опыта, мастерства с задором и молодостью, грех было выступать плохо. И мы тогда заняли пятое место – самый большой успех за все время выступлений в чемпионате СССР.

– За пятое место заплатили хорошие премиальные?

– Мы тогда выходили на поле играть не ради денег, хотя платили, конечно, больше, чем рабочим на предприятиях. Это не секрет, но все же, суммы никак нельзя сравнить с нынешними премиальными. Дома мы старались всегда радовать своих болельщиков. Мы не могли играть плохо уже лишь потому, что нам было просто стыдно проигрывать перед своими зрителями.

Особых премиальных за удачные матчи, и сезон в целом не было. Помню, по завершении первенства 1971-го года, нас всех собрал Иван Григорьевич Королев, директор “Облмежколхозстроя” – главного в то время спонсора команды. Каждому игроку вручили по радиоприемнику ВЭФ, в то время, кстати, очень популярному. А так, ничего особенного мы не получали.

Крымская трагедия

– В начале 1970 года автобус с полтавскими футболистами попал в страшную аварию. О ней почти ничего не писали, а ведь в автокатастрофе погибли люди. Вы, Юрий Иванович, ехали в том автобусе тоже. Расскажите, что тогда случилось?

– Мы уже возвращались из Крыма, с очередного тренировочного сбора. Погода (а дело было 3 февраля) была плохая – туман, гололедица. Ехать мы должны были через Симферополь, но, так как дорога была скользкая, к тому же пролетал снежок, наш водитель сказал, что нас могут не пропустить через город. Поэтому, старший тренер Александр Алпатов предложил поехать по объездной дороге. Скорость была небольшая, где-то 70-80 км/час. Подъезжали мы к Джанкою, видимость на дороге была очень плохая, снегопад еще больше усилился. Впереди нас ехал рефрижератор, который все время не хотел нас пропускать. Две попытки обогнать не увенчались успехом, водитель грузовика не пропускал наш ЛАЗ. На одном из участков дороги наш водитель все-таки решился на обгон. Выехал на встречную полосу, а тут как раз был поворот, и в нас на большой скорости врезался “Икарус”. Водитель наш только успел немного свернуть, и удар пришелся только в правую сторону автобуса. Нас всех отбросило на несколько метров назад. Тогда в аварии погибли два человека – водитель и молодой, талантливый игрок Саша Колесников. Он находился как раз во время удара впереди салона. Сам автобус после этой аварии стал непригоден для дальнейшей эксплуатации.

– Насколько мне известно, на сборах вы жили в одной комнате с Виталием Старухиным?

– Да, а кроме него нашим соседом по номеру был еще и Виталий Бардешин. Помню, почти каждую ночь на базе “Лесные поляны”, раздавались стуки в окошко нашей комнаты. Приезжали то одни, то другие “сватать” Старухина в разные команды. Все говорили, ну что, мол, тебе в этой Полтаве делать. В конце концов, однажды ночью он таки подался на уговоры, и уехал в Донецк. Хотя не все так уж у него гладко начиналось. В начале 1971-го года в составе нашей команды было 28 человек. Много известных футболистов, и много молодых. Однако, мы стартовали тогда очень неудачно, скотились в низ турнирной таблицы. Старший тренер Юрий Войнов хотел, было, уже меня, Старухина, Васина, Бардешина и еще нескольких игроков отчислить из команды. Перед игрой в Северодонецке, Войнов собрал нас и сказал: или вы сейчас выигрываете, или он отчисляет нас из команды. Наверное, слова Войнова каким-то образом на нас повлияли. Мы тогда победили 3:1, хотя по ходу матча проигрывали (один из голов забил я). А потом мы так заиграли, что больше месяца никому не проигрывали. Особенно удавались нам игры дома. Именно тогда и заблистал Виталий Старухин. Он забивал практически в каждой игре, став в конце сезона лучшим бомбардиром команды.

– Что не хватало Полтаве, чтобы подняться в таблице повыше?

– Да, по-разному было. В том же 1968-м году у нас многое получалось, но иногда не хватало элементарного везения. Мы долгое время шли в лидерах, могли даже замахнуться на первое место, которое давало право побороться за выход в высшую лигу. Но потом начался спад, и команда закончила сезон только на 5-м месте. Скажем так, это был самый удачный год, когда у нас многое получалось. В другие сезоны у нас уже не было такой прекрасной команды, как в 1968 году. Не было и такой огромной поддержки. В 70-е годы команда стала никому не нужна, поэтому и о результатах пришлось забыть. Ведь, как известно, без достойного финансирования не может быть и хорошей команды.

– В Полтаве болельщики шутили: когда наша команда била штрафной удар в непосредственной близости от ворот, говорили, что это –  почти гол. Исполнением “стандартов” славились и Шарий, и Резник, и Иванченко, и вы, и многие другие футболисты разных времен. Откуда мастерство?

– Наверное, это всегда было присуще Полтаве. Меня научили исполнять штрафные в 1968-м. Первый раз получилось забить такой мяч в ворота ждановского “Азовмаша”, ворота которого защищал Юрий Коротких. У меня удар пришелся в “девятку”, так что вратарь даже не шелохнулся. А все это мастерство я, как и другие ребята, отрабатывали на тренировках, по несколько часов в день. Ставили мяч на определенном расстоянии и били, били по воротам, пока не получалось, как надо.

Не хотел уезжать из Полтавы

– Почему вы так и не перешли никуда из “Колоса”? Неужели не было хороших предложений, или вас все устраивало в Полтаве?

– Почему же, были предложения, и немало. В начале 70-х команду курировал Степан Карпович Бойко. Он всегда приезжал к нам на базу в “Лесные поляны” перед играми. Всегда интересовался состоянием дел в команде и самих футболистов, в частности. Однажды, после одной из удачных игр, ко мне подошел известный футболист Олег Копаев, который в то время выступал за ростовский СКА и сказал, мол, тебя очень хотят видеть в Ростове. Я уж было согласился, но после разговора с Бойко передумал. Вскоре мне дали двухкомнатную квартиру в Полтаве и подняли зарплату. Меня все это устроило. А если честно, очень не хотелось уезжать из родного города. Потом были еще предложения из ленинградского “Зенита”, днепропетровского “Днепра”, запорожского “Металлурга”. В конце моей карьеры, после успешного выступления на Спартакиаде Украины, где сборная Полтавской области, составленная полностью на базе “Колоса” заняла третье место, меня приглашали в одесский “Черноморец”. Но тогда мне было уже за тридцать, я посчитал себя стариком и отказался. Так и пришлось всю футбольную карьеру посвятить только одной команде.

– Чем занимались после окончания карьеры, не тянуло к тренерской работе?

– По окончании карьеры Павел Ульянович Любченко приглашал меня работать в футбольную школу при команде мастеров. Но, посоветовавшись с семьей, решил “завязать” с футболом. Жена была против постоянных разъездов и сборов, ведь меня постоянно не было дома. А в то время у нас подрастало трое детей. Поэтому, я решил окончательно закончить с футболом. Хотя, полностью это сделать не удалось. Еще некоторое время поигрывал за “Локомотив”, даже провел несколько матчей на первенство Украины среди коллективов физкультуры. Потом был играющим тренером в команде “Лесные поляны”, которая выступала на первенство района. А вообще, работал я на тепловозоремонтном заводе сварщиком. Раньше, когда играл за команду мастеров, числился на нескольких предприятиях, например, на заводе ГРЛ, на обувной фабрике. Эти предприятия мне даже начисляли зарплату.

Юрий Москалец (слева) после одного из матчей

– После того как Вы, и еще целая группа известных футболистов закончили выступления за “Колос”, тот в 1982 году вылетел из второй лигу и фактически прекратил свое существование. Что произошло: не было хороших футболистов, или в городе просто наплевали на свою команду?

– В начале 80-х положение дел в “Колосе” заметно ухудшилось. Главный, как сейчас принято говорить, спонсор – “Облмежколхозстрой” отказался от команды, хотя долгие годы помогал ей практически всем. В горисполкоме и обкоме партии работали весьма далекие от футбола и спорта вообще люди, которые не обращали никакого внимание на команду. Нам значительно урезали финансирование. Перестали платить премиальные. Естественно, хорошие игроки сюда просто не хотели идти. Приходилось комплектоваться своими силами, за счет местных молодых ребят.

Еще в 1974-м, в год празднования 800-летия Полтавы, всестороннюю помощь команде обещал тогдашний первый секретарь обкома Федор Трофимович Моргун. Говорил, что создаст условия не хуже, чем у других клубов. Но праздники закончились, и вся его помощь так и осталась на словах. С тех пор мы, футболисты его видели только по телевизору. Он больше ни разу не появился на стадионе. Наверное, Моргуну было просто не до нас.

– Вы по амплуа – полузащитник, но за свою карьеру забили 75 голов – это второй показатель результативности в команде за историю. Какой из этих голов самый памятный?

– Самый красивый гол я забил в ворота калининской “Волги”, где-то метров с 35-40 попал в “девятку”. Потом, помню гол в ворота алма-атинского “Кайрата”, который приезжал в Полтаву в 1965 году. В Таллинне со штрафного положил хороший мяч – это был мой первый гол за полтавскую команду во 2 группе класса “А”. Мы тогда выиграли на выезде – 4:1. Это был 1968 год.

– Вы много поездили не только по Украине, но и по всему бывшему Союзу. Где было легко играть, а где трудно?

– В Белоруссии, когда дикторы объявляли состав полтавской команды, называя фамилии Шевкаленко, Максименко, Дмитренко и другие с окончанием на “ко”, то вызывали смех среди зрителей на стадионе. А вообще, везде принимали доброжелательно нашу команду. Если даже мы выигрывали на чужом поле, почти всегда аплодировали после игры. Тогда люди разбирались в игре, любили и понимали футбол. А вот тяжело всегда было играть на Донбассе. Шахтеры, рабочий класс, приходили на футбол частенько “под градусом”, да и прямо на стадионе могли распивать спиртные напитки. А потом, если их команда проигрывала, начинали выкрикивать разные оскорбительные фразы в адрес гостей. Да и судьи, опасаясь “гнева” местных, часто засуживали гостей. Хотя, в 1966 году нам удалось из донецкого выезда по маршруту Донецк – Макеевка – Дзержинск – Краматорск, привезти 4 победы!

Александр СТАДНЫЧЕНКО

Погода