Інтерв'ю гравців, тренерів - 10-11-2009, 11:11 - sasa 27

Владимир Артемов: “И тогда Суркис не взял с собой Сабо в самолет…”

Экс-президент "Ворсклы" о периоде своего правления в клубе.
Владимир Артемов: “И тогда Суркис не взял с собой Сабо в самолет…”

Если бы меня спросили, кто за сто лет полтавского футбола внес самый весомый вклад в его развитие, я без раздумий назвал бы имя этого замечательного человека – трудолюбивого, умного, интеллигентного, талантливого. Лично для меня Владимир Артемов – образец  руководителя. Могу судить об этом, поскольку хоть и непродолжительное время, но лично работал под началом бывшего президента футбольного клуба “Ворскла”. Проблема тогда у Владимира Ивановича была лишь одна: когда он возглавил клуб, то совершенно ничего не понимал в футболе. Конечно же, этим умело пользовались те, кто был ближе всех к “кошельку”, кто отвечал за трансферные сделки, переговоры по контрактам и занимались другими финансовыми операциями.

Именно тогда, когда в “Ворсклу” пришел Артемов, невзрачный середняк первой лиги вдруг встрепенулся, налился соком и с ходу начал поколачивать элитные клубы страны. В год дебюта среди элиты ворскляне стали третьей командой страны, уступив только “Динамо” и “Шахтеру”, причем в тройке, говорят, они были не только в турнирной таблице, но и по деньгам тоже. Артемов для своего детища не жалел ни сил, ни средств. Тогда “Ворскла” была главным “рынком сбыта” игроков, по разным причинам не проходящих в динамовскую “основу”, платила за них Киеву огромные суммы и в футбольных кругах получила название “Динамо-полтора”. В общем, это было еще не “Динамо”, но и уже далеко не “Динамо-2”. Мы именно тогда “прорубили” себе “окно в Европу”. Иногда в это окошко поглядываем и сейчас, но для того, чтобы в Европу нам открылась дверь, нужны такие люди, как Артемов. Но таких, как он, в клубе, увы, сейчас просто нет…

– Владимир Иванович, недавно вы отметили свой очередной день рождения, с чем мы вас поздравляем. На широкую ногу праздновали?

– Это раньше было на широкую ногу, с массой гостей. Сейчас уже осознал, что пора перестать ерундой заниматься, понял, что отмечать надо с домашними, в кругу тех людей, которые тебя любят и ждут. Я был с людьми, которым интересен и нужен. Круг моих друзей сокращается. Мне уже 67 лет – это не 50, не 40, и не 30, когда у человека – фейерверк мечтаний, мыслей и планов. Многие мои знакомые стараются на день рождения куда-то уехать, чтобы не слышать в свой адрес ненужной лести, а я – нет. Просто приоритеты уже другие.

– Знаю, что спорт в вашей жизни всегда был на видном месте.

– Как и все мальчишки в наше время, перепробовал ходить почти во все секции, которые были в нашем городе Грозном. Занимался легкой атлетикой, боксом, борьбой. Большой кусок жизни отдал волейболу. Клубы в то время были любительские, но отношение к делу у всех ребят – самое профессиональное. Играли на первенство города, района, республики. Спорт – это изнурительный каждодневный труд. Спорт помогает формировать характер и еще, что не менее важно – учит уметь прощать ошибки…

– В Грозном вы играли за студенческую волейбольную сборную Чечено-Ингушской АССР, а вуз, в котором учились, вспоминаете?

– Вы знаете, что в Чечне были страшные времена. Около 70 преподавателей и более 500 студентов одного из старейших нефтегазовых институтов страны погибли во время войны. Мне вспоминаются годы учебы. Мы все были дружны – русские, украинцы, чеченцы, ингуши.

– Уехав после окончания вуза по распределению в Полтаву, вы прошли все этапы большого пути, сделали блистательную карьеру преуспевающего руководителя. Когда вы руководили газопромысловым управлением “Полтавагаздобыча”, наша “Ворскла” заложила основы будущей стабильности, будущих побед. Кто вас “привел” в команду?

– Кукоба. Когда мы пришли, “Ворскла” играла через пень-колоду в первой лиге. Менялись тренеры, игроки, а толку не было. Вот Анатолий Тихонович и позвал меня, чтобы вместе создать в городе хорошую команду.

– Когда пришли в клуб, могли себе представить уровень будущих затрат?

– Конечно, нет. Я только спросил, кто будет работать вместе со мной, – сказали – Пожечевский. Беседы с футбольными людьми, зарубежные поездки на матчи помогли мне лучше понять футбольную “кухню”. Все познавал “на марше”, так сказать. Хорошо, что рядом был Виктор Александрович…

Когда меня спрашивали журналисты, почему решили взяться за футбол, всегда честно отвечал: ребята, а кто, если не мы? Предприятие, которое я возглавлял, являлось самостоятельным юридическим лицом, какую-то часть прибыли мы могли направлять на социальные вопросы, в том числе – на футбол. Между прочим, когда были выборы руководителя, то за меня проголосовали 87 процентов работников ГПУ, хотя кроме меня там были еще четыре кандидата. Наши болельщики очень поддерживали команду, радовались ее успехам. Все было хорошо организовано, в том числе и автобусы, поезда на выездные матчи. ГПУ жило футболом, потому что им жил весь город.

– Ваши самые яркие футбольные воспоминания с чем связаны?

– Все, что связано с футболом, навсегда осталось в моем сердце и наполнено яркими красками. Футбол – это свой мир, со своими законами, правилами, взаимоотношениями. Упорство, коллективизм, взаимовыручка, настрой – все это нужно футболисту для победы. Некоторые победы полтавчан дорогого стоят.

– Например, знаменитые 4:3 в Полтаве в игре против киевлян.

– Знаете, тогда я, наивный, еще не был знаком с Григорием Суркисом и встречал его у входа на стадион перед игрой. Заходя в лифт, он подал руку, и делал это как-то свысока, надменно. Меня, как человека кавказского, это задело. Ну, думаю, посмотрю, как будешь выходить после матча. И когда игра закончилась, стал невольным свидетелем сцены: Суркис подошел к Сабо, тогдашнему тренеру киевлян и сказал: “Ты со мной не полетишь”. Так расстроился, что даже не взял с собой Сабо в самолет.

– Первый зарубежный опыт ворсклян чем запомнился?

– Тем, что все организовано там на высшем уровне. Запомнились чопорные старички – члены правления бельгийского “Андерлехта” – нашего первого серьезного соперника в еврокубках. Многое тогда для нас было в диковинку. Футболисты впитывали все, как губка, старались себя преподнести с самой лучшей стороны, понимали, что представляют не только клуб, но и город, свою страну. Тогда по нашей инициативе был реконструирован полтавский стадион, построен ресторан, начинал решаться вопрос базы.

– Почему вам пришлось уйти?

– В жизнь футбольного клуба начал вмешиваться “Укргазпром”, мне зачем-то добавили к должности приставку и.о. А фактически руководить клубом стал Ульянов из Киева. Ну а я понял, что дальше оставаться в клубе мне нет никакого смысла.

– И с тех пор вы на стадионе – редкий гость, не так ли?

– Ульянов как-то на стадионе сказал, что может дать мне абонемент, но не в ложу, а туда, где сидят обычные болельщики. Я ответил, что в этом не нуждаюсь, так как способен купить себе билет на матч. Развернулся и ушел…

Станислав МАЙЗУС

На фото: Володимир Артьомов (другий зліва) разом з Миколою Залудяком, Григорієм Суркісом і Валерієм Лобановським.

Погода