Волейбол - 21-01-2010, 10:01 - sasa 12

Александр Шадчин: \”Шахтер\” опекали влиятельные в Украине люди\”

Александр Шадчин: \”Шахтер\” опекали влиятельные в Украине люди\”

Один из лучших волейболистов Украины закончил карьеру в возрасте 36 лет

Досье: Александр Шадчин. Родился 17 апреля 1969 года в Кременчуге. Мастер спорта международного класса по волейболу. Выступал за команды Шахтер (Донецк), Панини (Модена), Джокей (Скио), Сисли (Тревизо), Олимпикус (Кампинос, Бразилия), Пьяджо (Рим), Геракл (Салоники, Греция), Петрарка (Падуя), Сира (Анкона), Асистел (Милан), Верона (Верона), Фридрихсхафен (Германия), Инсбрук (Австрия).

Чемпион молодежного чемпионата Европы и мира, чемпион СССР 1992 года, обладатель Кубка мира 1991 года, бронзовый призер чемпионата мира 1990 года, чемпион Италии 1996 года, обладатель Кубка Бразилии 1996 года, обладатель Кубка Греции 2000 года, обладатель Кубка Италии 2003 года, чемпион и обладатель Кубка Германии 2004 года.

Образование высшее. Женат, воспитывает сына. Провел 21 сезон на высшем уровне, из них 14 за границей. Проживает в Модене (Италия).

Баловень судьбы

В 11 лет Саша Шадчин пришел в секцию волейбола к Станиславу Шаляпину. Расписания занятий в школе совпадали с графиком тренировок, и потому Саше пришлось заниматься с ребятами старшими его на два года. Это не помешало, однако, настырному пареньку и в школе быть в числе лучших (родители видели в своем сыне-отличнике будущего хирурга), и в спорте войти в когорту выдающихся мастеров. При этом, в самый начальный период своей «советской» карьеры, Шадчин по воле судьбы, был самым младшим и в команде, и в сборной Украины, и в сборной СССР.

– Саша, ты относишь себя к категории счастливых людей?
– Я считаю себя счастливцем и удачливым человеком. Очень редкие, на мой взгляд, люди занимаются любимым делом и получают от этого удовольствие. Судьба была благосклонна ко мне. С первых шагов у меня все получилась, и теперь, с высоты прожитых лет я снимаю шляпу перед судьбой, даровавшей мне возможность жить столько лет волейболом. И кто знает, как бы все было, попади я в том далеком 1980 году, к примеру, в секцию баскетбола или футбола.

– Легко покидать семью, свой родной город, когда тебе только 14 лет?
– Первое приглашение в донецкий «Шахтер» оставило двоякое впечатление. Мне, необстрелянному юнцу, льстило внимание команды высшей лиги. Однако расставание с моей семьей, как для меня, так и для родных, было болезненным. Через месяц я вернулся домой. А уже в следующем году отправился в подмосковную «Искру» (Одинцово), где пробыл под опекой знаменитого тренера Кондры почти полгода. По-настоящему же окунулся в большой волейбол, когда после окончания 9-го класса вновь оказался в «Шахтере» вместе с Виктором Коломойцем, с которым мы учились в Кременчуге в 11-й школе, и вплоть до 1992 года шли параллельным курсом по спортивной стезе.

– За какие заслуги провинциалу, подобному тебе, удавалось попасть в поле зрения маститых команд?
– В сборной Полтавской области, которая стала победительницей Спартакиады школьников в Днепропетровске, пятеро из стартовой «шестерки» представляли Кременчуг. Командой руководил замечательный тренер из Полтавы Владислав Агасьянц. Преимущество нашей командой над соперниками было подавляющим. Мы не отдали нашим оппонентам ни одной партии. Предложений от разных команд было предостаточно. Но я остановился на уже знакомом для меня «Шахтере».

– Считаешь, твой выбор оказался правильным?
– В «Шахтере» подобралась хорошая компания. Команду опекали влиятельные в Украине люди, на условия грех было жаловаться. За семь сезонов в донецком клубе прошел с ребятами от первой лиги до золотых медалей чемпионата СССР. К чемпионскому званию, когда «Шахтер» стал последним чемпионом СНГ в 1992 году, команда шла семимильными шагами. Судите сами: первый год в первой лиге – 8 место, на следующий год  третье, и затем  первое. В первый сезон в высшей лиге мы занимаем 9 место, через год – пятое, потом становимся серебряными призерами и, наконец, долгожданная победа.


В 16 лет — в стартовой шестерке

– Вкус к победам на соревнованиях высокого ранга к тебе пришел рано. Да и по-настоящему аппетит разыгрался далеко не в зрелом возрасте, не так ли?
– В общем-то, да. В 1988-1989 годах в составе молодежной сборной СССР выиграл чемпионат Европы и чемпионат мира. И все же, вызов в главную сборную для меня, 20-летнего, был более чем приятным сюрпризом. Из Украины пригласили только двоих: меня и Юрия Филиппова. В 1990 году сборная СССР стала третьей на чемпионате мира. В следующем году мы полностью реабилитировались, выиграв Кубок мира в Японии, а заодно, и чемпионат Европы.

– Ты ведь и в сборной, как в клубе, считался ведущим игроком?
– В Донецке мне доверили место в «старте», когда мне было лишь 16 лет. В 18 лет в составе сборной Украины я стал победителем Спартакиады народов СССР. Моими партнерами по команде были чемпионы мира Поберещенко, Абдурахманов, Александров и мой земляк из Кременчуга Олег Бойко, все они были старше меня на 5 лет. И в сборной Союза я был тоже, кстати, самым младшим.


– Вариант с отъездом в Италию, где чемпионат считается одним из самых сильных в мире, возник, очевидно, неслучайно?
– В 1991 году «Шахтер» выступал на одном из первых в те годы коммерческих турниров в Бельгии «Ва-банк». Нам противостояли чемпионы Греции, Франции, Бельгии, Китая, московский ЦСКА и итальянский «Панино». «Шахтер» выиграл турнир, а я получил немало заманчивых предложений от агентов из Италии, Франции, Бельгии, Голландии. Почему выбрал итальянский чемпионат? В 1989 году сборная Италии впервые в своей истории стала лучшей в Старом Свете, а на следующий год – и в мире. После этого все лучшие волейболисты дружно потянулись на Пиренеи.

Капитан сборной Украины

«Шахтер» заключил выгодную сделку с «Панини», продав Шадчина, а сам игрок на восемь лет стал собственностью итальянских клубов. Лишь вынужденный переезд за океан, в страну карнавалов и бесконечных пляжей, избавил украинца от долговременной кабалы клубов, из года в год решающих дальнейшее трудоустройство волейболиста, совсем не интересуясь его мнением.

– Как встретила Италия украинского парня?
– Поначалу было тяжеловато. Незнание языка, совсем другой подход к тренировкам, чемпионат, длившийся почти семь месяцев. Со временем все встало на свои места.

– В Украине ты стал редким гостем?
– Почему же? Регулярно выступал в составе сборной Украины, был ее капитаном в период с 1995 года по 2001 год. На Европе в 1993 годом мы стали шестыми и это притом, что собрались накануне чемпионата всего за четыре дня. Через два года в Японии на чемпионате мира стали десятыми, имея на подготовку, на неделю больше времени, чем перед чемпионатом Европы. Вот такой подход к волейболу в нашей стране и стал причиной схождение нашей главной команды в число аутсайдеров. Правда, и в советское время даже за выдающееся достижение нас особо не баловали почестями и бонусами, какие могли быть вручены, к примеру, футболистам, добейся они подобного успеха.

– Твой самый памятный матч, сезон?
– По результату, это «золотой» сезон в составе «Сисли», по игре – Бразилия, Рим, Тревизо. Несколько лет подряд был лучшим блокирующим чемпионата Италии, четыре раза участвовал в матчах \”Всех звезд\”. Отрадно, что под занавес карьеры провел довольно удачный сезон в Германии. «Фридрихсфахен» – самый титулованный клуб страны, с этой командой я выступал в «Финале четырех» Лиги чемпионов в 2004 году. Тогда мы стали третьими. В этом году моя бывшая команда впервые в истории волейбола Германии выиграла Лигу чемпионов и не где-нибудь, а в самой Москве.


– Чем прельстила тебя Бразилия?
– Работа под руководством одного из лучших бразильских тренеров Бебето добавила в мой игровой потенциал очень многое. Хотя играть в чемпионате, где с ноября по апрель плюс 35, крайне сложно.

– То, что ты счастливый человек, я уже убедился. А вот как на счет твоей мечты «хорошо научиться играть в волейбол», воплотилась ли она в жизнь?
– Всегда стремиться к совершенствованию своего мастерства  это цель любого спортсмена и этому предела нет. Может, я и достиг немало в спорте, но я не насытился победами. В спорте нет потолка достижениям, есть возрастной ценз, который вынуждает нас уступать место другим. Уйти вовремя, или играть, пока тебя не попросят – есть выбор.

– Ты ушел вовремя?
– В 2004 году меня подстерегали неприятность со здоровьем. Травму спины усугубил в «Фридрихсфахене», оправился только перед «Финалом четырех». В Австрии хоть закончить сезон досрочно, но меня уговорили помочь команде и доиграть его до конца. Вернувшись в Италию, поиграл в «Форли», но не долго. Боль в ногах стала просто нестерпимой.

Хотелось бы поработать в России

– Как тебе живется в Италии?
– Нормально. Купил квартиру в Модене, воспитываю 11-летнего сына Александра-Андреа. Жена Даниэла ведет домашнее хозяйство.

– Хотелось бы в сыне видеть своего преемника?
– Он уже два года занимается волейболом, достигнет ли чего-нибудь в спорте, загадывать сложно, он еще совсем маленький. Но, не скрою, хотел, чтобы и он пережил незабываемые минуты триумфа.

– Как складывается твоя жизнь вне волейбола?
– Вне волейбола я пока себя не представляю. Были два варианты работы тренером в Суперлиге Италии, но не сложилось. Местным в этом плане значительно проще. Но я не теряю надежд. Сейчас тренирую команду третьего дивизиона и очень хочу вывести ее на более высокий уровень. Хотелось бы поработать в России. Там сильные по мировым меркам клубы и довольно таки классные игроки.

– Часто бываешь в Кременчуге?
– Каждый год.

– С каким чувством возвращаешься домой?
– Сердце колотится. Я всегда любил свой родной город. Было время он, как и вся Украина, был похож на один большой базар. Сейчас Кременчуг преображается в лучшую сторону, жаль только, что мой любимый волейбол в городе пребывает в упадке.


Валерий ЗУБЕНКО
«Полтавщина-Спорт»

Погода