Інтерв'ю гравців, тренерів - 18-11-2010, 11:11 - sasa 42

Сергей Чуйченко: «Мы с Шарием очень удачно дополняли друг друга»

Откровенное интервью с некогда лучшим бомбардиром "Ворсклы".
Сергей Чуйченко: «Мы с Шарием очень удачно дополняли друг друга»

Есть нападающие, которые чувствуют мяч спиной, забивая везде и всегда — любой частью тела и из любых позиций. Для таких вот породистых форвардов нет понятия «своя команда»: они выходят на поле в майке любого клуба и добросовестно выполняют свою работу, основываясь на неистребимом инстинкте убийцы. Если бы Сергей Чуйченко мог передать хоть толику своего таланта и частичку опыта нескольким десяткам юных футболистов, вполне возможно, отечественным клубам не пришлось бы тратить деньги на бомбардиров-легионеров.

В «ТРЕТЬЕМ ТАЙМЕ»

— Ваше последнее место работы — начальник команды ФК «Харьков»?
— Да, но так как клуб прекратил свое существование, в последнее время я сижу дома. Играю по ветеранам за «Металлист» и жду предложений. Варианты рассматриваю самые разные, хотя уезжать из Харькова не хотелось бы.

— По окончанию карьеры игрока вы, как сообщалось в прессе, перешли на тренерскую работу.
— Какой-то небольшой промежуток времени помогал Геннадию Литовченко в клубе и в молодежной сборной. Однажды даже приехал с ним в Киев и помог в товарищеском матче второй по рангу национальной команды. Однако административная работа привлекает меня как-то больше тренерской.

— В команде ветеранов вам платят?
— Чисто символически. Зато удовольствия — вагон. В этом сезоне «Металлист» сделал дубль, выиграв и первенство города и Кубок Харькова среди тех, кому за 35. Ну а я по традиции стал лучшим бомбардиром.

— Что представляет из себя команда «Третий тайм», в составе которой вы играли в харьковской «Металлист-лиге»?
— Ею занимается Саша Призетко, у которого бизнес: в частности, открыл в Харькове одноименное кафе.

— В Киеве есть ветераны, которые могут дать фору молодым: те же Эдуард Цихмейструк или Сергей Нагорняк, как говорят, не испортили бы каши и в премьер-лиге…
— У нас тоже такие есть. Тот же Призетко, думаю, не потерялся бы. Сам по себе игрок классный, так еще и фактура такая, что лишнего веса ни грамма — до сих пор худенький, как в лучшие времена. А вот остальные массу со временем, конечно, набирают.

— Неужели даже Роман Пец?
— Нет, что вы! Этому пузик может только снится (смеется). Рома — высокий, сухой, почти не изменился.

ВОПРОСЫ ОТ ТАТУЛЯНА

— Свою карьеру вы начинали в «Цементнике» из Балаклеи, а потом внезапно отправились в «Азов», но надолго там не задержались…
— Я любил играть в нападении, а меня ставили на правый фланг. Вот и отправился искать свою команду. Нашел в Александрии.

— В сезоне-1993/94 вы забили в первой лиге 26 голов, но вашему клубу не хватило одного очка для выхода в вышку…
— В решающем матче играли с николаевским «Эвисом». Как потом выяснилось, нас устраивала ничья. За десять минут до конца встречи при нулевом счете мы получили право на пенальти. К мячу подошел капитан команды Юрий Пугач и… не забил. А соперник за три минуты до конца своего шанса не упустил, реализовав штрафной удар. Вот так мы не попали в класс сильнейших.

— Есть такое мнение, что в первой лиге играть сложнее, чем в высшей. Мол, с мыслью там напряженка, зато беготни на порядок больше — ноги отрывают направо и налево…
— Беготни там, конечно, больше, но в элитном дивизионе нужно быстрее принимать решение. Там много времени «на подумать» никто не даст: одно лишнее движение, и ты остался без мяча.

— А закулисной «грязи» в первой лиге много?
— Ну, этого хватает везде — в том числе и в судейском корпусе. Пару раз, помнится, мои команды откровенно убивали.

— С арбитрами ругались частенько?
— Ну, почему сразу же ругался? Разговаривал. Я, вообще, по натуре человек общительный, вот судьи со мной и общались, кое о чем даже спрашивали…

— Спрашивали?!
— Как сейчас помню, «Александрия» приехала в Харьков на встречу с «Металлистом» Михаила Фоменко. Судил этот матч Сергей Татулян. Ну и на правах старого знакомого в некоторых эпизодах задавал мне риторические вопросы: «Что я неправильно тут штрафной поставил?» или «Скажешь, карточка была не по делу?». В общем, все было очень мило, не считая того, что этак на пятой добавленной минуте мы все-таки пропустили и, разумеется, проиграли.

ДИАЛОГИ С ШУТКОВЫМ

— Красные карточки в вашей карьере были?
— Да, вроде бы дважды. Один раз, кажется, с «Оболонью» удалили не по делу: там боковой судья явно проморгал эпизод, не разобрался в ситуации и решил срубить с плеча. А еще однажды меня выгнали за две желтые. Хотя игрок я был отнюдь не грубый и умышленно в ноги никогда не бил.

— А вас били?
— Да. Много и часто. Ничего не поделаешь, издержки амплуа. Нападающие всегда зарабатывают фолы и, как правило, ценой собственного здоровья. А форварды, которые забивают, пользуются у защитников особой популярностью. Мне они проходу, как правило, не давали. Матчи «Динамо» в этом плане вообще стояли особняком. Оборона у киевлян во второй половине 90-х была что надо: Саша Головко, Влад Ващук — сильные ребята. Сегодняшним иностранцам уж точно не чета. Трансферные суммы у легионеров серьезные, а надежности на поле — на порядок меньше.

— В сезоне-1995/96 вы установили рекорд, побить который будет если не невозможно, то, по крайней мере, очень тяжело — 36 голов в сезоне, выступая за два клуба! Как удалось так быстро освоиться в «Ворскле»?
— Наставник полтавчан Виктор Пожечевский подобрал хороший коллектив, перед которым стояла одна-единственная задача — обязательно выйти в высшую лигу. В клуб я пришел лучшим бомбардиром первого круга: ребята осознанно пытались играть на меня, а я продолжал забивать почти в каждом матче. Вот так по чуть-чуть наскреб 36 мячей.

Во время выступлений в Полтаве Сергея Чуйченко часто признавали лучшим игроком матча и вручали различные призы

— Почти во всех своих командах вы являлись штатным пенальтистом. Теперь уже можно раскрыть секрет вашей манеры исполнения 11-метровых?
— Перед ударом я всегда делал паузу, внимательно следил за вратарем и ловил его на противоходе. Такой тактики до сих пор придерживаются многие пенальтисты — например, Артем Милевский. Но тех, которые выбирают угол еще до удара, несомненно, больше.

— Главным специалистом по влиянию на психологию пенальтистов остается многоопытный страж ворот «Арсенала» Виталий Рева. Он умеет так поговорить с бьющим до удара, что забить ему — почти подвиг…
— У вратарей свои «фишки». Тот же Саша Шовковский при разбеге пенальтиста показывает несколько ложных движений, и человек тут же теряется. Хотя, если речь идет об опытном игроке, он спокойно выждет паузу, и подождет, пока кипер упадет. Хотя вратарей-говорунов действительно хватает. Меня вот как-то раз Дима Шутков заговорил, я и дрогнул. А в следующий раз у нас вышел удивительный диалог: «Я знаю, куда ты бьешь», — сказал он. «А я знаю, куда ты падаешь», — ответил я. Подошел и забил.

В ПОЛТАВЕ МНЕ ПРЕДЛОЖИЛИ ХОРОШИЕ ДЕНЬГИ

— В высшую лигу вы, четырежды лучший бомбардир первой, попали в 28 лет!
— Да уж, поздновато. Предложений было много, но президент «Полиграфтехники» Николай Лавренко сказал, что отпустит меня только в хороший клуб. Чего уж душой кривить, в команде меня любили и создавали хорошие условия, но когда я получил приглашение от «Ворсклы», Николай Николаевич признал: «Пора тебе уже показать себя в высшей лиге». Кроме того, в Полтаве мне предложили хорошие деньги, да и потом супруга Марина хотела, чтобы я играл поближе к родному Харькову.

— Как вы познакомились с женой?
— Близкий товарищ пригласил к себе в гости, там я и увидел Марину. Познакомились, понравились друг другу, стали встречаться, поженились. А потом родилась дочка Оксана. Осваивает сейчас в институте международный туризм.

— В «Полиграфтехнике» рука об руку с вами выступал очень талантливый партнер Алексей Иванов. Многие считают, что его карьера сложилась не так ярко как могла бы…
— Характер у Леши очень вспыльчивый. С тренерами постоянно не ладил, вот и не заиграл, как следует. А данные у него были отличные — скорость, видение поля. Он ведь и передачи искусные отдавал и сам забить мог.

— На стыке веков одним из лидеров александрийской команды считался бронзовый призер юниорского чемпионата Омар Мишков, безвременно ушедший в результате автомобильной аварии. Вы с ним дружили?
— Да. Омар был замечательным открытым парнем, а к тому же прекрасным защитником. В Александрию он приехал на два года на правах аренды, и сразу же застолбил за собой место в основе. Не менее болезненно я перенес гибель экс-партнера Андрея Хомина. Мы близко общались и вместе выступали в «Ворскле» и в Туркменистане. До сих пор мы с партнерами скорбим и помним наших товарищей, иногда пересматриваем фотографии… Но одна мысль не уходит: как же это все нелепо случилось…

— Может быть, просто судьба?
— Наверное. И никто из нас не знает, как она написана и сколько нам отмерено.

— После таких жутких трагедий на дорогах не возникало автомобильной фобии?
— У меня никогда не было таких комплексов. Любителем порулить я почувствовал себя в ту минуту, когда сел за свою первую машину — небольшой «Volkswagen Golf», который мне привез Лавренко. А уже через неделю после этого поехал из Александрии в Харьков вместе с Иваном Панчишиным. Он был в полном шоке, что я с таким мизерным стажем не побоялся выехать на трассу.

— Где сейчас ваш маленький «народный автомобиль»?
— Сложно сказать. Ведь я его давно продал. А сейчас пересел на «Mercedes» класса «Е».

СОРЕВНОВАНИЕ СО СТОИЧКОВЫМ

— В чем, по-вашему, заключается феномен подарившего Полтаве бронзу чемпионата Виктора Пожечевского?
— Он — замечательный организатор и прекрасный тренер. Футболистов подбирал грамотно, ну и возможности за счет хороших спонсоров в лице компании «Нефтегаз» у «Ворсклы» были обширные. Вспомните, у нас тогда играло много игроков из киевского «Динамо» — Яремчук, Ковтун, Хомин, Баланчук, Черняк, Беженар… Всего человек тринадцать наберется.

— Сергея Чуйченко в Полтаве, как правило, называли «Чуя». Игоря Кислова — «Киса». Виталия Кобзаря — «Кобзик»…
— Самое необычное прозвище было у нашего нападающего таранного типа Андрея Головко. Этого высокого мальчика болельщики прозвали «Референт». Почему? Ума не приложу.

— Зимой 1998-го вы с Андреем Хоминым отправились в «Копетдаг» и вошли в четверку лучших клубов Кубка обладателей кубков Азии …
— В полуфинале мы проиграли «Аль-Насру» — 1:2. Аравийцы подписал на три недели контракт с Христо Стоичковым, который не забил нам пенальти. У «Копетдага» и условия, и игроки были отличные — в полузащите Валера Брошин играл, защиту цементировал капитан сборной Армении Вардан Хачатрян. Но потом в Туркмению пришло письмо из «Ворсклы». Полтавские болельщики требовали вернуть нас назад.

Сергей Чуйченко и Андрей Хомин выходят на матч Кубка Интертото в Исландии

— Однако вы спустя некоторое время вернулись в «Копетдаг» вместе с Пожечевским и помогли клубу вернуть чемпионский титул во внутреннем первенстве. А потом засветились в составе сборной Туркменистана!
— Смена гражданства прошла очень быстро. В Ашхабаде этот вопрос решили практически моментально. Но сейчас у меня только украинский паспорт.

— С покойным Валерием Брошиным играть было приятно?
— Что вы сказали? Почему с «покойным»?

— В марте прошлого года легендарный экс-хавбек ЦСКА скончался от рака горла…
— Кошмар… Ничего об этом не знал. Я с Валерой часто летал в Москву, когда прямых рейсов в Украину не было. А игрок был великий. Мог играть слева, справа, в центре. Передачи-конфетки выдавал просто с закрытыми глазами.

В ЧЕРНОМ СПИСКЕ У ГЛУЩЕНКО

— В 2003-м на исходе карьеры вы вылетали с «Металлистом» из высшей лиги…
— С моими командами такое было один-единственный раз в жизни. Коллектив, кстати, в Харькове тогда был неплохой. В воротах Саша Горяинов чудеса творил, но нас преследовал какой-то жуткий нефарт. «Своих» очков растеряли немерено…

— В «странных» матчах участвовать предлагали?
— Нет. Иногда слухи ходили, что дело будет нечисто. Но я практически всегда знал об этом заранее и по возможности на поле старался не выходить.

— Многолетний голкипер запорожского «Металлурга» Андрей Глущенко назвал вас в числе трех-четырех форвардов, потерзавших его больше остальных…
— «Металлург» к числу «моих» команд, кстати, не относился. А вот кому я забивал регулярно, так это «Закарпатью».

— Эффектных голов вы провели огромное количество. Какой из них можно считать самым невероятным?
— Однажды в составе «Полиграфтехники» забил черниговской «Десне» ударом через себя с линии штрафной. Однако самым памятным мячом считаю тот, что провел в ворота «Динамо» и Игоря Кутепова головой метров с пятнадцати!

— Это случилось в знаменитом матче, который «Ворскла» выиграла 4:3?
— Да, я тогда отличился дважды, причем второй мой мяч стал решающим. Кутепов и Ващук слегка не разобрались в ситуации. А я показал партнеру пальцем, в какую зону давать пас, вовремя открылся, на скорости обогнал Владислава и опередил Игоря.

В ТАНДЕМЕ С ШАРИЕМ

— Скорость была вашим главным коньком?
— А еще чутье. Без него форварду никуда. Но самого себя я считал нападающим штрафной площадки, откуда забивал больше всего мячей. Хотя неоднократно поражал ворота соперников и со «стандартов». А с игры мне было достаточно два касания: первое уходило на прием, а второе — на исполнение. Хотя зачастую хватало и одного.

— Иван Шарий, которого вы назвали лучшим футболистом в истории полтавского футбола, был вашим любимым партнером?
— Конечно! Я считаю, мы очень удачно дополняли друг друга. Иван мог убежать от любого защитника, стартовая скорость у Шария была такая, что он до сорока лет молодых учил. Ну и, конечно же, в бомбардирских делах помогали плотный удар, интуиция и неожиданные решения. Помню, как однажды Ваня забил едва ли не с центра поля.

— Вспомните самое лестное предложение в вашей жизни?
— Когда играл в Полтаве, мною довольно активно интересовалось московское «Динамо». Однако у меня был действующий контракт с «Ворсклой» и в Россию меня не отпустили.

— А в сборную Украины вас приглашали?
— Одно время такие разговоры ходили, но, видимо, наставников отпугивал мой возраст. А еще злые языки наболтали кому нужно, что я не дружу с дисциплиной.

— А вы что и вправду не дружили?
— Случаи у футболистов бывают разные. Тоже люди — расслабиться хочется. Но и ошибок по молодости лет не избежал. Режимил не всегда, о чем сейчас жалею. То есть, соответствующие выводы я, конечно, сделал, но было поздно. Потерянных возможностей уже не вернешь.

Сергей Чуйченко

Родился 25 октября 1968 года в Харькове. Нападающий. Воспитанник спецкласса ДЮСШ «Металлист» (Харьков). Первый тренер — Леонид Бавыкин. Выступал за команды «Факел» Нефтекамск, РСФСР; «Дружба» Буденновск, РСФСР; «Цементник» Балаклея (1992); АПК Азов, Россия (1993); «Полиграфтехника» Александрия (1993-1995, 2000-2002); «Днепр» Днепропетровск (1995); «Ворскла» Полтава (1996 -1998); «Копетдаг» Ашхабад, Туркмения (1998); «Металлург» Липецк, Россия (1999); «Нефтяник» Ахтырка (2000); «Электрон» Ромны (2000); «Металлист» Харьков (2003).

В чемпионатах Украины провел 102 матча, забил 30 мячей, в Кубке Украины — 20, 8. Бронзовый призер чемпионата Украины-1996/97. Чемпион Туркмении-1998. Победитель турнира первой украинской лиги-1995/96. Лучший бомбардир «Ворсклы» (19 голов) и ПФК «Александрия» (11) в премьер-лиге. Лучший бомбардир первой лиги за историю (совместно с Сергеем Плотниковым) — 116 голов. Лучший бомбардир первой лиги-1993/94 (26 голов), 1994/95 (27), 1995/96 (36) и 2000/01 (20). В еврокубках провел 9 матчей, забил 3 мяча. Участник финальной «пульки» Кубка кубков Азии-1997/98.

Михаил СПИВАКОВСКИЙ, «СЭ в Украине»

Погода