Новини - 26-07-2017, 02:07 - Націоналіст 36

Чтобы помнили. Восемь сборников и тысячи судеб Олега Бабаева …

Воспоминания футболистов и сотрудников клуба о Олеге Бабаеве.
Чтобы помнили. Восемь сборников и тысячи судеб Олега Бабаева …

За девять лет его руководства Ворскла стала серьезным коллективом. Выиграла Кубок Украины, участвовала в групповом раунде Лиги Европы и подготовила для национальной сборной сразу восемь игроков. Бывший президент клуба Олег Бабаев умел все, но самое главное — он умел жить. Правильно жить и работать, и это, видимо, кому-то не понравилось.

Строгий, но справедливый. Таким его запомнили все футболисты, которые выступали в Полтаве под его руководством. Повезло работать под его началом и мне. Повезло — не то слово! Поэтому собирать эти истории тогда, летом 2014 года, мне было очень и очень непросто…

Андрей Пятов: «Другой бы подумал — заработает уже в Шахтере»

— Я благодарен судьбе за то, что она подарила мне возможность играть под руководством замечательных президентов. Олег Мейданович Бабаев — один из них. Он пришел в Ворсклу весной 2005 года. Сказать, что у нас была разруха и полная неопределенность, — значит ничего не сказать. Как говорится, ни славы, ни денег. В то время я еще не играл, но Бабаеву, видимо, кто-то что-то говорил, и он иногда останавливал меня после тренировки, спрашивал, как дела. В принципе, Мейданович ко всем ребятам относился ровно, он был не просто руководителем, а частью команды. Любил приезжать к нам на сборы. Сам он — мастер спорта по дзюдо, поэтому коллективный вид спорта, можно сказать, осваивал уже у нас, в Полтаве. Хотя пару приемчиков, помнится, показал.

Как-то во время подготовки в Турции мы бежали кросс в лесу, возле отеля Blue Waters, куда нас любил возить Виктор Носов. Олег Бабаев решил потренироваться вместе с нами, а Дима Бровкин его все время подкалывал. Вы, дескать, неправильно бегаете, и вообще — зачем дзюдоистам кроссы. Шутили, смеялись, а потом, уже на финише, Мейданович позвал Брову и говорит: «Готов к легкому спаррингу?» Тот при команде, естественно, не отказался — и буквально через две секунды… отдыхал на траве. Бросил его Бабаев через бедро.

Играть я начал при его президенстве. Всегда буду благодарен Олегу Мейдановичу еще и за то, что он пригласил в Ворсклу Виктора Носова. Не знаю, советовался ли Васильевич с президентом клуба или нет, но когда главный тренер назначил меня капитаном команды, Бабаев сразу позвонил и поздравил. Мы тогда переживали не самые простые времена, и другой президент, может, и не отпустил бы меня в такой ситуации в Шахтер, но Мейданович сказал: «Тебе нужно расти». Продали меня в начале 2007-го и тут же взяли в аренду. Вызвали в клуб и говорят: «Президент решил поднять тебе заработную плату». Другой бы подумал: «Заработает в Шахтере», — но Бабаев был справедливым человеком и очень солидным. Во всем. Самое главное, что он никогда не вмешивался в работу тренера, а в футбол вкладывал не только деньги, но и душу.

Арменд Даллку: «Носов сказал: «Получится какая-то албанская мафия»

— У нас с Олегом Бабаевым не было никаких секретов, особенно тогда, когда я стал капитаном Ворсклы. Мне кажется, Мейданович полюбил меня с первого дня моего пребывания в Полтаве. Возможно, кому-то казалось, что мы с Дебатиком Цурри ходили у него в любимчиках, но это было совсем не так. Просто президент настолько переживал, чтобы в его команде все чувствовали себя комфортно, что опекал нас, пытался сделать своими в чужой на первых порах стране. В итоге мы такими и стали, и во многом благодаря Олегу Бабаеву Украина была для нас вторым домом.

…Я приехал в Полтаву летом 2005 года, когда он уже был президентом. Потренировался неделю, потом съездил домой, чтобы сыграть за свой прежний клуб в Кубке УЕФА. Вернулся, и мы сели за стол переговоров в кабинете Бабаева.

Наш тренер Виктор Носов немного сомневался в моем переходе. Языка я тогда вообще не знал, но мой агент объяснил, что наставника смущало, что в команде уже есть три моих соотечественника. «Получится какая-то албанская мафия», — то ли в шутку, то ли всерьез говорил Васильич. И тут слово взял Мейданович. «Давай, — говорит, — подпишем контракт на один год, а дальше будет видно». Через три дня я дебютировал в Ворскле, мы выиграли в Одессе со счетом 2:1, а уже зимой, за полгода до окончания срока моего соглашения, Бабаев предложил мне новый контракт.

С президентом мы решали все вопросы, он любил мне звонить, потому что, наверное, знал — скажу как на духу, юлить не буду. С таким человеком по-другому и быть не могло, ведь он никогда слов на ветер не бросал, космических обещаний не давал, громких заявлений не делал, но уж если что-то говорил, то шел до конца. Настоящий мужик.

Помню, однажды мне от него попало. Мы играли в Ахтырке, матч складывался для нас неудачно, и я спешил. Подбежал к боковой линии, чтобы бросить аут, а там мальчишки перебрасывают мяч между собой. Одного из них я немного подтолкнул.

После поединка было собрание. Бабаев устроил мне настоящий разнос! Я хорошо запомнил его слова: «Ты носишь футболку такого клуба и не имеешь права так себя вести». Как бы ни складывалась игра, он всегда оставался в первую очередь порядочным человеком. Любил побеждать, но всегда говорил: «Проигрывать тоже нужно уметь». Впрочем, поражений в его жизни было немного. Возможно, мы его иногда и расстраивали, но постепенно он создал команду, которая смогла замахнуться на высокие результаты.

Роман Безус: «На первую тренировку вышел в порванных бутсах»

— Президент Ворсклы запомнился мне добрым и светлым человеком. А еще — солидным и правильным. Хорошо помню свое первое знакомство с Олегом Бабаевым. Мне было 15 лет, и на тренировку Кремня я вышел в… порванных бутсах. Так получилось, что по ходу занятия у кромки поля появился Олег Мейданович. После его окончания он подозвал к себе меня и администратора и дал распоряжение купить мне новую обувь. После этого не прошло и недели, как бутсы выдали всей команде!

Запомнилась встреча с Бабаевым на катке. Я уже, кажется, в Ворскле играл. Стою на льду с огромным трудом, и тут кто-то хватает меня за плечи и на всех парах везет вперед! Оборачиваюсь, а там… Мейданович. Говорит: «Рома, в футбол у тебя лучше получается играть. Бросай коньки — надевай бутсы…»

Могли пересечься с ним и в ресторане. Однажды ужинали с семьей, а тут он приезжает. Сел к нам, начал расспрашивать, как дела. Я уже в Динамо тогда был, не все получалось, а он говорит: «Терпи и помни, что на тебя смотрит весь Кременчуг».

Президент хорошо понимал футбол, и я ему благодарен, что при моем переходе в Полтаву он выступил, по сути, в качестве агента. Говорят, именно Олег Мейданович настоял на том, чтобы Николай Павлов приехал в Кременчуг и на меня посмотрел. После одного из поединков Кремня я увидел главного тренера Ворсклы, а спустя пару месяцев поехал с этой командой на сборы…

Мы с Бабаевым даже в футбол вместе играли! Помню, был отпуск, финал Кубка мэра. Счет — 0:0, наша команда зарабатывает пенальти. Я, естественно, в сторону, думаю — пускай президент бьет. А он меня подзывает и говорит: «Бей. Пенальтист из меня никакой». Попробовал бы я не забить в той ситуации (улыбается).

Это был порядочный человек, настоящий президент и лучший мэр города за все время, что я помню. Кременчуг менялся буквально на моих глазах! Каждый раз приезжал, а там что-то новое…

Григорий Ярмаш: «Говорит: «Ты ж не золото выиграл…»

— Не многие президенты могут позволить себе общаться со своими подчиненными на равных, но Олег Бабаев всегда разговаривал с нами просто — по-людски. Мне кажется, что к нему не нужно было записываться на прием. При этом он умел не только слушать своего собеседника, но и слышать его…

Когда я смотрел документальные кадры о деятельности Бабаева на посту мэра Кременчуга, то поймал себя на мысли: все то, что о нем показывают, все его благотворительные и социальные проекты — все это правда! Никакого популизма в том, что он делал, никогда не было и не могло быть. Пообещал — сдержал слово.

Я горжусь тем, что был одним из первых новичков полтавской команды после того, как Олег Мейданович возглавил Ворсклу. Хорошо помню, как поздно вечером меня, Диму Бровкина и Дениса Главину привезли в Полтаву, а уже спустя 10 минут мы подписали контракты.

…После возвращения с молодежного чемпионата Европы 2006 года среди тренеров пошли разговоры, что нам с Андреем Пятовым должны поднять зарплату. Но все говорили, что решать будет только Бабаев. В тот день я уехал за город, и тут раздается звонок: «Срочно приезжай в клуб, тебя ждет президент». Я с перепугу ответил: «Буду минут через 15», — а сам добирался до города больше получаса. Захожу к нему в кабинет, а он мне с порога: «Ты же не золото выиграл, чтобы я тебя так долго ждал». Сразу подумал: «Все, пиши пропало…» А он поднимается из кресла с улыбкой и говорит: «Спасибо, что достойно представил наш клуб на таком уровне».

Памятной стала для меня и еще одна история. В сезоне-2006/2007 Ворскла до последнего тура боролась за выживание, а в заключительной игре принимала Ильичевец. Вылетать должны были или мы, или они.

За время недельного цикла подготовки к матчу Олег Бабаев приезжал к нам на базу раза три, не меньше. Но при этом у нас не было никаких собраний, никаких накруток и так далее. Президент смотрел на наши тренировки, оставался после занятий побить по воротам Андрею Пятову, шутил, подбадривал нас. Как настоящий спортсмен он хорошо понимал, что в такие минуты в команде нужно снять напряжение. Он его тогда так снял, что мы победили со счетом 3:0!

Были и не очень приятные истории. Однажды мы не смогли добраться в Луганск из-за плохих погодных условий. Мейданович собирался лететь с нами, с командой поехал из Полтавы в Харьков, но и там не дали зеленый свет. Нужно было видеть его глаза! Он был готов сесть за руль автобуса, чтобы как можно быстрее добраться до места проведения поединка…

Когда я ушел из Полтавы, мы часто встречались на сборах в Турции. Бабаев всегда спрашивал, как у меня дела, желал удачи. Это был очень искренний человек, который ничего не делал только потому, что так нужно. Все от души, все по-настоящему.

Сергей Долганский: «Мы его всегда с нетерпением ждали»

— Таких президентов мало, и Ворскле очень сильно повезло, что у нее был такой руководитель. Он жил командой, жил футболом, все пропускал через себя. Олег Бабаев относился к категории людей, которые ничего не делали ради галочки. Если ставил какие-то цели, всегда к ним шел и достигал.

Как капитану команды Олег Мейданович часто мне звонил. После неудачных матчей сильно расстраивался, всегда хотел найти причину. Но не для того чтобы обсудить ее с тренером, а для себя. Это был президент с невероятным позитивным зарядом. В других клубах собраний, на которых должны присутствовать руководители, всегда ожидают с некоторой тревогой, а у нас все было наоборот! Мы с нетерпением ждали, когда Бабаев к нам приедет. Особенно на сборах.

Президент любил с нами тренироваться, у него был поставленный и сильный удар. Правда, на мне пенальти и штрафные он не отрабатывал, в основном оставлял после занятия молодых ребят. Помню, Андрей Пятов любил с ним на кувырки посоревноваться. Кто побеждал? По очереди (улыбается).

Солидный был — не то слово! Помнится, в клубе еще при Николае Павлове учредили специальные памятные призы (очень ценные подарки) для тех, кто выигрывал Кубок Украины с Ворсклой и заканчивал карьеру в Полтаве. После того как я ушел из команды, прошел почти целый год, и я уже было подумал, что обо мне забыли. Но Бабаев вспомнил, вызвал меня и доказал, что всегда был человеком слова.

Денис Стоян: «Мы — в болоте, мокрые, а он в дорогом костюме»

— Когда Ворсклу принял Олег Бабаев, у нас, признаться, было тревожное настроение. Нам, конечно, рассказывали, что он не только любит смотреть футбол, но и сам неплохо в него играет, но для всех специалистов это был человек новый. По первым собраниям стало понятно, что амбиций у него достаточно, но в Мейдановиче сразу подкупило то, что он не стал приглашать в команду тренера с революционными идеями.

«Мне нужен здоровый коллектив», — сказал президент, представляя Виктора Носова. Признаться, многие футболисты той Ворсклы безмерно благодарны Бабаеву за то, что он позвал этого наставника. Другой тренер начал бы проводить широкомасштабную селекцию, пытаться достичь результата любой ценой, а Васильич всегда ценил постепенность и создал ту самую здоровую атмосферу, о которой говорил президент. Коллектив у нас тогда был действительно сумасшедший!

За команду он переживал по-настоящему, нас никогда не обманывал. Все, что обещал, делал. Но и спросить умел. Мне хорошо запомнился один матч, перед которым он зашел в раздевалку не в самом лучшем расположении духа. Сказал, дескать, есть у него какая-то нехорошая информация. И добавил: «Только попробуйте меня подвести…»

Признаться, это был один из самых сложных поединков в моей карьере. Тяжелое, вязкое поле, симпатии арбитра на стороне соперника. Любое падение, любой неправильный подкат мог вызвать такие подозрения! Мы падали, вставали и опять отбивались, а потом забили победный гол.

Вы бы видели его глаза после матча! Он зашел в раздевалку и сказал: «Спасибо, ребята. Я теперь точно знаю, что у нас будет команда». А потом подошел к каждому, пожал руку и по-отцовски обнял. Мы все в болоте, мокрые, а он в дорогом костюме. Таким я его и запомнил – требовательным, но справедливым.

…Мейданович мне, бывало, пихал. Спрашивал: «Что же ты, капитан, все по аутам бьешь?» Что я мог ему ответить? Говорил: «Надежность». А Носов меня поддерживал. «Академиков из нас пока не получится, нужны рабоче-крестьянские варианты», — добавлял тренер. И Бабаев успокаивался (улыбается). Если мы совсем уж плохо играли, то он никогда после матча не заходил. Мудрый был — не то слово!

Владимир Чеснаков: «Ты что, не узнал своего президента?»

— Наш президент жил по простому принципу: «Пускай за нас скажут наши дела, а не слова». А сделал он многое. Создание такого стабильного клуба, как Ворскла, стало лишь каплей в море…

Однажды я чуть было не нарвался на крупные неприятности, но, к счастью, все обошлось. Дело было так: 12 февраля 2012 года я отмечал свое 24-летие. Команда прилетела со сборов из Турции, у нас было два выходных, в Киев приехала моя жена, и вечером мы решили отужинать в ресторане.

Тут на моем мобильнике раздается звонок. Смотрю — какой-то крутой номер, одни семерки. Поднимаю трубку и не узнаю собеседника. Мне говорят: «Привет», — ну и я говорю: «Привет». Спрашивают: «Не узнал?» Отвечаю: «Нет». Молчу, а мне в приказном порядке: «Встань!» Я встал, смотрю по сторонам, думаю, кто-то из знакомых сидит в этом же заведении, но никого не замечаю. Если честно, хотел уже психануть и чего-то там наговорить — и тут слышу: «Вова, неужели ты не узнал своего президента?»

Мне стало так неловко! Начал извиняться, говорю: «Вы же мне никогда не звонили, у меня нет вашего номера». А Бабаев в ответ: «Так ты ведь молодым был, а теперь стал игроком основного состава, претендуешь на лидерские функции». Мне, конечно, было очень приятно.

От него вообще шла такая положительная энергетика! Когда он все успевал, ума не приложу. Часто приезжал к нам на сборы, мы это всегда ценили, хотя тренерско-административный штаб начинал волноваться — нужно было играть в футбол (улыбается). И ведь не просто играть, а действовать на максимальных усилиях, особенно если ты попадал с Мейдановичем в одну команду. Конечно, на него часто играли, без своего гола с поля он никогда не уходил, но при этом никто перед президентом не расступался. Иначе были бы большие проблемы…

Александр Чижов: «Пару раз даже ахиллы проверил…»

— Президент Ворсклы навсегда останется для меня Человеком с большой буквы. Так, как он относился к команде, мало кто из руководителей относится — он ее не просто любил, а был неотъемлемой частью коллектива! Когда вспоминаешь Олега Бабаева, первым делом перед глазами встают его приезды к нам на сборы. При Викторе Носове он часто тренировался с футболистами в общей группе, и это, признаться, добавляло нам ответственности. Особенно мне, ведь Мейданович любил играть против меня. Говорил: «Это наш самый цепкий защитник». Я, конечно, сразу краснел…

Действовать против него мне было непросто. Во-первых, президент был хорошим атлетом и в борьбе практически не уступал. А во-вторых, я же не мог играть слишком жестко и бить его по ногам, но и уступать не хотел. Никогда его специально не пропускал. Пару раз даже ахиллы проверил (улыбается).

Самым ярким впечатлением от общения с ним стал конец сезона-2006/2007. Мы тогда спаслись от вылета только в последнем туре, обыграли Ильичевец — 3:0, собрались всей командой в ресторане, как вдруг заходит Бабаев. Волновались мы минут пять, не больше, а потом приняли его как члена команды (улыбается). Он с нами больше часа сидел, а когда уходил, то сказал: «Теперь я точно понял, что у нас есть коллектив, который обязательно что-то выиграет…»

В Шахтер президент отпустил меня без проблем. Мы на тот момент общались, по сути, как отец с сыном, а после перехода созванивались после каждого тура. Олег Мейданович за меня сильно переживал, спрашивал, как дела, предлагал вернуться, а в конце добавлял: «Не сдавайся, у тебя же наш дух».

Сам он точно никогда не сдавался. Говорил, что у Ворсклы будут победы — и сделал все, чтобы так и случилось. Обещал Лигу Европы — и Полтава ее увидела. А сколько всего полезного он сделал помимо футбола!..

Денис Кулаков: «Поехал за контрактом — вышел на поле»

— Этот человек в корне изменил мое отношение к президентам клубов в принципе. Раньше мне всегда казалось, что эти люди находятся слишком далеко от футболистов, встречаясь с ними во время подписания контрактов, а также на каких-то организационных собраниях. Но Олег Бабаев постоянно был рядом с командой, заходил перед играми в раздевалку, говорил простые человеческие слова. У него не было банальных накачек типа: «Надо, давайте, вы не имеете права», — он просто давал нам понять: «Ребята, мы вместе, я с вами…»

Впрочем, мое знакомство с Бабаевым состоялось как раз во время подписания моего первого контракта с Ворсклой. Вместе со спортивным директором клуба Геннадием Слюсаревым мы отправились в Кременчуг. Предварительная договоренность с помощниками президента была достигнута, но по дороге я тем не менее сильно переживал, несмотря на тонкий юмор Даниловича (улыбается).

Захожу к нему в кабинет, а он стоит в… футбольной форме. «Садись, — говорит, — быстро подписывай». Я сразу не понял, а он спрашивает: «Тебя все устраивает?» Смотрю и отвечаю: «Да, все отлично». «Теперь, — продолжает Мейданович, — переодевайся, пошли в футбол играть». Сказать, что я был шокирован, — значит ничего не сказать! Через пять минут администраторы Кремня принесли мне форму и бутсы. Обувь, конечно, была немного не моего размера, но на поле с искусственным газоном я все-таки вышел. Жара стояла страшная, а президент бегает по всей площадке — и впереди, и сзади. Я был в одной команде с ним и не мог себе позволить от него отставать. Называл его просто Олегом, поскольку отчество не сразу запомнил. По-моему, он не обиделся…

Пальцы тогда натер страшно. Помню, приехал на первую тренировку в новую команду, бегу по кругу, а тренеры мне говорят: «Как же ты так, Денис, готовился в отпуске?» Но Мейдановича я, конечно, не сдал (улыбается).

В моей судьбе Олег Бабаев сыграл огромную роль еще и потому, что не стал удерживать в клубе, который в тот момент собирался выступать в Лиге Европы. Мы тогда прописали пункт в контракте, что если у меня будет достойное предложение, то Ворскла меня отпустит за символические деньги. Так я оказался в Днепре. При этом при Бабаеве из Полтавы уходил на повышение не только я, но и Андрюха Пятов, Саня Чижов, Серега Кравченко, Рома Безус, Жека Селин, Олег Красноперов. Это только те, кого я запомнил!

Он никогда не ставил палки в колеса, никогда не пытался нас в чем-то уличить, чтобы не заплатить! Я не знаю ни одного футболиста, которому бы Ворскла осталась должна при этом президенте. Таких людей не бывает, но Бабаев навсегда останется для нас именно таким.

Дмитрий Есин: «Все рассказал — какой ногой принял, кого обыграл…»

— В команду я пришел в непростое время. Ворскла тогда плелась в хвосте турнирной таблицы, и переходить в Полтаву было, конечно, рискованно. Но меня подкупало сотрудничество с Николаем Павловым, которого я знал давно. Помню, при первом же разговоре главный тренер мне сразу сказал: «В клубе молодые и амбициозные руководители, которые слов на ветер не бросают…»

Так оно и получилось, ведь Олег Бабаев всегда выполнял все, что обещал. В моей ситуации у нас был такой договор — все дополнительные финансовые условия будут решены после того, как команда выполнит задачу. В любом другом клубе в конце сезона придумали бы массу причин, чтобы не заплатить (договор-то был устный), но в Ворскле это было исключено.

Президент клуба был очень мудрым человеком. Я хорошо помню все его собрания — для нас это было настоящее событие! Мейданович никого и никогда не напрягал, а говорил не только о футболе. Настали тяжелые финансовые времена в стране — и он мог посоветовать, как лучше поступить с деньгами, покупать что-то сейчас или подождать. Назрел политический кризис — и он делал прогнозы, которые потом сбывались один в один!

Когда я его вспоминаю, у меня всегда стоит перед глазами раздевалка на стадионе Ворскла. После удачных матчей Бабаев просто сиял от счастья, а мы еще и масла в огонь подливали (улыбается) — когда он заходил, все вместе кричали: «Ворскла!» Однажды Олег Мейданович не сдержался и пустился в пляс с Николаем Петровичем.

Помню, когда я забил Динамо, и мы сыграли — 2:2, президент прошел, пожимая всем руки, а возле меня остановился и полностью разобрал голевой эпизод. От и до! Как развивалась атака, какой ногой я принял, кого обыграл и как пробил… Футбол он понимал, потому что сам в него неплохо играл.

Я благодарен Олегу Бабаеву и за то, что он сразу поддержал идею Николая Павлова по достоинству благодарить тех футболистов, которые выигрывали Кубок Украины в 2009 году и заканчивали карьеру в Полтаве. Первой ласточкой был Гена Медведев, потом пришла очередь Василия Сачко, Сергея Величко и моя, позже поблагодарили Сергея Долганского. Такого нет ни в одном клубе!

Евгений Селин: «Зашел в раздевалку и сказал: «Мы тебя выкупим»

— Наша самая неожиданная встреча произошла на Евро-2012. После матча в Киеве со шведами я направился к трибуне, на которой сидели мои родственники, ко мне подошел брат, и я отдал ему футболку. Болельщиков было много, меня окружили, как вдруг из толпы раздается голос Олега Бабаева. Президент тогда радовался как ребенок! Мы выиграли, он меня поздравил, сказал, что гордится тем, что Ворскла представлена на таком масштабном турнире. Впрочем, дело не в этом, а в том, что я и подумать не мог, что человек его калибра вот так запросто будет сидеть на обычной трибуне с простыми людьми!

Многие почему-то считают, что я должен на него обижаться — не отпускал, дескать, долго в Динамо. Поверьте, это совсем не так. В то время, когда предложение уже поступило, мы с Бабаевым часто общались. Приезжая в Полтаву, он все время вызывал меня к себе в кабинет, а решающим был следующий монолог.

«Понимаешь, Жека, — сказал Мейданович, — команду покинули Николай Павлов и весь его штаб, нам будет сложно сразу перестроиться, поэтому нужна помощь квалифицированных игроков. Я тебя прошу — останься. Зимой отпущу».

Не верить ему было нельзя! В тот момент мне вспомнилась другая история. Мы играли в Харькове, победили Металлист, а я забил один из мячей. Однако после матча моя радость была омрачена оскорбительными словами представителей металлистов (это были эмоции, за которыми последовали извинения), и когда президент зашел в раздевалку и увидел, что я расстроен, а потом узнал, почему, он мне сразу сказал: «Мы тебя выкупим». Через четыре месяца я стал полноправным игроком Ворсклы…

Так было всегда и со всеми, потому что Олег Бабаев был человеком слова. Мы разговаривали с ним на различные темы, он мог дать совет буквально во всем!

Евгений Гресь: «Позвонил и сказал: «Ты уволен…»

— Мы общались в пятницу вечером, за каких-то 15 часов до его страшной смерти. На вопрос: «Как у вас вообще дела?» — он ответил: «Все отлично! Сбросил восемь кило, теперь можешь смело привозить журналистов, сыграем. За свой внешний вид стыдно мне уже точно не будет…» Стыдиться Олегу Бабаеву на самом деле было нечего. Никогда. Ни при каких обстоятельствах.

Мы были знакомы с ним больше девяти лет, львиную долю этого времени я проработал под его руководством, хотя наше знакомство началось не самым лучшим для меня образом. Летом 2005-го из Ворсклы ушел Владимир Мунтян, а вместе с ним — вся его команда помощников. «Ты уволен», — сказал мне Бабаев по телефону, но когда я зашел в кабинет президента, то с порога услышал: «Ты остаешься. Так решил Виктор Носов».

Потом, полгода спустя, Олег Мейданович скажет: «Ты на меня зла не держи, не разобрался я сразу во всех тонкостях. Не тех людей слушал…» Много вы видели руководителей такого масштаба, которые могли бы вот так, по-людски, извиниться перед каким-то мелким своим подчиненным? Я больше не видел — и в этой стране, наверное, увижу нескоро…

Передо мной все его интервью, которые мы записывали в разных местах — в Киеве, в Полтаве, в Кременчуге…

Вот он вспоминает о Викторе Носове. Сожалеет о том, что не было результата, но благодарит судьбу за то, что она свела его с таким педагогом. «Это ведь он собрал ту команду, которую потом довел до ума Николай Павлов», — говорит Олег Мейданович. Кстати, сам Павлов и не думает скрывать, что вернулся в футбол только благодаря Бабаеву. «Давно не встречал таких мудрых молодых руководителей, — до сих пор говорит Николай Петрович. — С ним интересно было работать…»

Вот он на фото со сборов в Турции, пытается обыграть Сашу Чижова. Похоже, не получается. «Это наш самый жесткий защитник, — уверяет Мейданович. — Мне против него всегда интересно играть. Кто-то уберет ногу, пропустит президента, а этот ни за что не уступит».

Мало кто знает, но, приезжая в лагерь своей родной Ворсклы, он сразу выходил на тренировку и работал с ребятами в общей (!) группе. Не было формы, так начальник команды Дима Ковшар всегда ее находил, а бутсы он брал у Арменда Даллку. У них был один размер…

Вот он забивает штрафной в ворота ветеранов Динамо в матче открытия уютного стадиона с искусственным полем в Кременчуге. За голову схватился даже Владимир Трошкин, а Николай Павлов не смог сдержать радости: «Видите, какой у нас президент»…

Вот Кубок Украины, фото с Андреем Пятовым, которому он помогал преодолевать возникавшие по молодости жизненные трудности. Вот Рома Безус, которого он воспитывал еще в Кремне. Вот тогда еще Вася Сачко, который быстро стал не только для нас, но и для него Василием Викторовичем. Бабаев гордился тем, что именно Ворскла раскрыла в Сачко наставника. У них было столько планов…

У нас было много историй. Однажды мы с коллегами даже обыграли его команду на его комбинате, при этом Бабаев не реализовал пенальти! После матча он пригласил всех нас в Полтаву, а своим партнерам сказал: «Что-то вы плохо бегаете». А потом добавил: «Завтра — в девять…» Футбол он любил не только смотреть. С начала 2014 года до июля в спаррингах ветеранов Кременчуга забил ровно 110 (!) голов. Последний — в пятницу вечером.

Тогда, по дороге домой, он в последний раз набрал номер своего друга Андрея Недяка, а тот собрал Сергея Свистуна и компанию на площадке. Видно, он не сильно устал — иначе не стал бы утром планировать этот теннис…

В моей жизни никогда не было такого сильного президента, которого я однажды даже подвел. Но Бабаев меня простил. Я собирался исправиться — и не успел. Помешали подонки…

Евгений Гресь,zbirna.com

Погода