Інтерв'ю гравців, тренерів - 04-02-2011, 12:02 - sasa 8

Виктор Пожечевский: “Моя жена ни разу не была на футболе”

Интервью с одним из самых успешных тренеров "Ворсклы".
Виктор Пожечевский: “Моя жена ни разу не была на футболе”

4 февраля известному полтавскому тренеру и функционеру, руководителю областного спортивного ведомства Виктору Пожечевскому исполняется 60 лет. Накануне юбилея корреспондент “ПС” встретился с Виктором Александровичем и поговорил с ним «по душам»

ВРЕМЕНИ МАЛО

– Какие мысли и чувства посещают вас накануне юбилея?
– Времени остается мало. Раньше годы свои не замечал – 40, 45 лет встречал с улыбкой. Сейчас круглая дата – не совсем и в радость. Понимаешь, что возраст серьезный уже. Хотя есть и приятные моменты. Несколько дней назад мне как госслужащему продлили на два года полномочия, губернатор подписал соответствующее распоряжение, и я продолжу свою работу начальником управления.

Многое в жизни мне удалось, и если бы повернуть время назад, стремился бы пройти этот путь точно так же. Хотя и не уверен, что сумел бы его пройти так, как прошел… Не жалею, что больше 20 лет отдал работе в футболе. Было нелегко, я ведь в Полтаве прошел путь от любительской команды, от уровня первенства среди коллективов физкультуры до “бронзы” высшей лиги чемпионата страны. Постоянно со мной рядом были молодые ребята – футболисты, которым я очень благодарен за совместную работу. Чем-то я им в жизни помогал, чем-то – они мне. Главное – что мы всегда были коллективом. Как бы команда не была готова физически и тактически, если нет сплоченного коллектива, если нет психологии – никогда не будет результата.

– Где тяжелее, Виктор Александрович, – на тренерском мостике или в кресле чиновника?
– Везде, в любой работе важен конечный результат. Чиновником я работаю всего с 2005 года и не могу сказать, что здесь мне сложнее. Иное дело – когда за твоей спиной десятки тысяч болельщиков. Прожив жизнь в футболе, мне не трудно на этом этапе руководить спортом в области. А то, что я нахожусь в постоянном контакте с футболистами, это плюс. С футболистами ведь всегда сложнее, чем с представителями других видов спорта, у них статус другой, выше зарплаты, они более избалованы и деньгами, и вниманием публики. Футбол мне дал закалку.

– Вы стали тренировать, когда вам было всего 30 лет, не так ли?
– Даже раньше, довелось до этого еще поработать с детьми. Многому я научился у Владимира Аксенова, бывшего тренера полтавской команды, многие его черты характера я постарался перенять. Порядочность, уверенность, как он вел себя с людьми, даже такие, казалось бы, мелочи – как человек одевался. А это важно! Я прошел в футболе путь от администратора до начальника команды, тренера, главного тренера клуба и сборной – я понимаю дело не как теоретик, а как практик.

– Ваш первый большой успех – 1988 год, когда полтавчанам совсем чуть-чуть не хватило, чтобы занять первое место в традиционно сильной украинской зоне второй союзной лиге, где играли тогда 26 команд!
– Мы не планировали вначале сезона бороться за первое место и за путевку в первую союзную лигу. У нас даже заранее была запланирована “спущенная” из Москвы поездка в Мавританию, и мы заранее согласились ехать в те сроки, когда игралась “пулька” победителей зон второй лиги. Но – то дело такое – заняли бы первое место – поездку в Африку перенесли бы. В том году мы обыграли “Буковину” дома и сыграли вничью в Черновцах. Тогда и я поверил, и ребята, что мы можем ставить перед собой более серьезные задачи.

1986 год. “Ворскла” – чемпион Украины среди КФК

– Тогда ведь деньги платили в футболе достаточно символические?

– Поэтому мне было потом легко работать. Я прошел длинный путь, и много лет, пока не пришел в клуб Владимир Артемов, мы жили бедно. Мы долго не могли вернуться во вторую лигу – у всех команд, которые претендовали на повышение в классе, были зарплаты, хорошая материальная база, и только мы вышли в 1986-м фактически на энтузиазме. Взяли молодых ребят, которые не попадали в СКА (Киев) и служили в армии в Лубнах. Находили общий язык с руководством воинской части, чтобы брать ребят на игры, им, по большому счету, не надо было платить зарплату. В тот период я понял, как хорошо начинать дело, когда вся структура отлажена. Но вот у нас тогда не было ничего! Для Ивана Иванченко, помню, мы смогли найти какого-то персонального спонсора, еще кому-то из ребят помогли. В 1987-м появилось у команды штатное расписание, оклады, пускай небольшие, но тем не менее. Футболистам можно было пообещать квартиру, машину. С развалом Союза “Ворскла” играла в первой лиге без особых денег и без больших побед.

ЗНАКОВЫЙ СЕЗОН

– Владимир Артемов появился у руля клуба благодаря Анатолию Кукобе?
– Было дело так. У меня не выдержали нервы. Болельщикам что надо – им подавай результат, а как это сделать, если нет никаких условий – не важно. Я написал заявление и ушел. Анатолий Тихонович разобрался в ситуации и пригласил меня уже после того, как встретился и переговорил с Артемовым. О чем они говорили – не знаю, но оба решили, что надо браться за команду, создавать условия. Я в тот момент работал с детьми. Вернулся. Сезон 1995/96 стал знаковым для “Ворсклы”. Появилась возможность приобретать игроков, и с помощью новых футболистов мы выиграли первенство среди команд первой лиги. До сих пор рекорд ворсклян – 103 очка – не побит, да и вряд ли будет побит в обозримом будущем.

– Насколько было трудно вам как менеджеру, ведь, помимо тренировочного процесса приходилось заниматься всем футбольным хозяйством, включая трансферную политику клуба?
– Артемов полностью доверял мне в футбольных вопросах, ведь он был очень занят на основной работе, у нас с Владимиром Ивановичем было полное взаимопонимание. Если я говорил, что нужен команде тот или иной игрок – он, как правило, со мной соглашался.

1988 год. Виктор Пожечевский и Виталий Бардешин – тренерский тандем

– “Ворскла” была среди самых богатых отечественных клубов того времени?

– Нет, мы были середняками по деньгам.

– Недавно Николай Павлов заявил, что Евгений Селин – самый дорогой полтавский футболист в истории клуба. А в 1990-е годы “Ворскла” разве не тратила на приобретения футболистов миллионы?
– Тогда мы не покупали дорогих игроков. Мы брали футболистов у киевского “Динамо” в аренду. Аренда обходилась недешево, были и газовые взаимозачеты, и деньги за них платили. Но я никогда не вмешивался в эти вопросы. Зарплаты же были самые высокие у экс-киевлян. Когда брал у Григория Суркиса игроков, он мне сказал: “Виктор, ты можешь платить им и меньше, чем они получают в Киеве. Но и отношение к делу у игроков в этом случае будет сооветствующим”. Мы сохранили ребятам их динамовские зарплаты. Но по сегодняшним меркам они смешные – самые высокооплачиваемые игроки получали у нас зарплату в 1200 долларов. У остальных игроков зарплаты были меньше – у кого 300, у кого – 500 долларов.

– Но премиальные-то игроки получали хорошие?
– Да, я всегда был сторонникам хороших премиальных для игроков, потому что материальный стимул должен присутствовать обязательно. Если у футболиста по контракту большая зарплата и маленькие премиальные, его очень сложно заставить играть на пределе возможностей, через “не могу”. Мы делали все правильно на том этапе – была система поощрений, которая строилась на том, на каком месте находится команда в таблице. Я не побоялся ввести систему штрафов в команде, хотя и был еще достаточно молодым тренером. У некоторых игроков были случаи, когда придя за зарплатой он не только ее не получал, но еще и оставался должен клубу, а штрафные санкции переходили на следующий месяц. Сергей Чуйченко, например, больше всех штрафов заплатил – и не потому, что пьяница или дебошир был, а просто по разгильдяйству: где-то в карты играл, где-то на тренировку опоздал. Если чему-то у меня он научился, то это стало Сергею наукой на всю жизнь. Он и сегодня со мной постоянно на связи, созваниваемся, общаемся. Никаких обид у него на меня нет и в помине!

До профессионального отношения к делу в советские времена было далеко, не зря закрывали игроков на базе за три дня до матча в лесу, хотя футболисты умудрялись и через окна по ночам в город бегать. А в Англии футболисты, как я слышал, за час до игры собирались вместе на стадионе.

– До сих пор самым ярким матчем ворсклян в новейшей истории полтавские болельщики считают феерическую победу над “Динамо” в сентябре 1996-го – 4:3!
– Мне не надо было команду тогда сильно настраивать. Я отношу себя к тренерам-психологам, а у бывших динамовцев (а их было почти полкоманды), явно был отпечаток невостребованности. Андрей Ковтун и Андрей Хомин были моими главными помощниками перед той игрой. Они вышли на поле и действительно доказали, что они не слабее тех ребят, которые вышли играть против них в динамовской форме. Возможно, киевляне на нас не настроились как следует, ведь мы тогда только появились в высшей лиге.

– До той игры во всех интервью вы говорили, что задача команды – просто закрепиться в высшей лиге. Это был тонкий психологический ход?
– Нет, на самом деле глупо было бы сходу ставить задачу занять призовое место. Мы хотели побеждать, не могли думать иначе, нам не хотелось стать командой, блуждающей между дивизионами, как это часто случается с дебютантами. Поставив такую задачу, мы долго не говорили о ее пересмотре. Но после игры с киевлянами задачу мы пересмотрели – захотели попасть в десятку лучших команд страны. А уже после весеннего матча с “Динамо”, который мы хоть и проиграли, но не совсем по делу, тогда мы второй раз за сезон пересмотрели задачу и решили, что готовы бороться за медали.

– За третье место команде полагались премиальные, бонусы?
– Конечно. Ребята получили тысяч по пять долларов, это были приличные деньги. Но ребята же их заработали!

“НЕ СОМНЕВАЮСЬ, ЧТО ВЫИГРАЮ ВЫБОРЫ”

– Первый, исторический матч в еврокубках ворскляне провели в Риге. Эти игры с “Даугавой” вам запомнились?
– Да, такие моменты не забываются. Особенно врезалось в память, как нас провожали и как ночью в полтавском аэропорту встречали, после возвращения домой с победой.

– Кто из футбольных людей произвел на вас самое сильное впечатление?
– Сильное впечатление произвел Григорий Суркис, руководивший тогда “Динамо”, очень нравился своей порядочностью и отношением к людям Равиль Сафиуллин, в прошлом – один из руководителей “Шахтера”, который теперь является моим непосредственным начальником. Часто общался я и с Лобановским – это тоже памятное общение, многому у этого человека научился. Летал с “Динамо” и со сборной на некоторые игры – мне это было интересно.

– Ваша семья вас поддерживала все эти годы?
– Знаете, некоторые футболисты и тренеры знают, что их жены сидят на трибуне во время игр, и это нормально. А моя жена Ирина, с которой мы вместе уже почти сорок лет, она ни разу не была на футболе. Была на награждении команды, на стадионе – на концертах. Отец покойный посещал стадион, а жена – нет. На футбольные темы дома мы говорим редко. Я ее понимаю – ей нелегко, у нас же вся жизнь на колесах, были времена, когда во второй лиге приходилось играть четыре кряду игры на выезде. Как уехал – и полмесяца тебя дома нет. Это сейчас, когда есть деньги, можно в Турцию на сборы слетать на две недели, вернуться, а потом еще раз полететь. А мы в Закарпатье как уедем на сборы на 30 дней – там и готовимся, и не можем позволить себе разбить подготовку на две части – экономили горючее, ехать то далеко…

1997 год. “Бронзовый финиш” “Ворсклы” Виктора Пожечевского

– Поговаривают, что вы будете выдвигать свою кандидатуру на пост руководителя областной федерации футбола. Это правда?

– Да. 9 февраля состоится Конгресс областной федерации, и два коллективных члена федерации – “Инваспорт” и ФСТ “Динамо” выдвинули мою кандидатуру. У меня есть собственная программа, с которой я познакомлю футбольную общественность. Если себя я отношу к практикам, то нынешнее руководство федерации я отношу к теоретикам. Только работая тренером или руководителем клуба можно понять всю суть футбольных проблем изнутри. Мне это сделать легко, потому что я это прошел. Я считаю, что районам нужно помогать. Ведь ФФУ не берет ни копейки из госбюджета, а обласные федерации дотационные. Они должны активизировать работу со спонсорами, коммерческими партнерами. Но с ними надо работать, привлекать людей на свою сторону. Мне из районов многие люди звонят и говорят, что настало время перемен. И я не сомневаюсь в том, что я выиграю эти выборы.

– Федерация – это общественная организация, как вы видите свое совмещение постов?
– Это не проблема. Мне не нужно подписывать финансовые документы. В штате федерации будет работать профессиональный сотрудник, в компетенции которого будет решение всех текущих вопросов.

Погода